Читая между строк Ларри Фельдмана — часть 1

© автор vindicatemj; перевод — Sway2008; редакция Air-space

15 сентября 2010 года в Лос Анджелесе прошел семинар, организованный Los Angeles County BAR Association Frozen in Time, посвященный судебным делам Майкла Джексона.

Все мы были шокированы позорным поведением так-называемого адвоката защиты Майкла Джексона, Карла Дугласа на семинаре, на фоне которого Ларри Фельдман произвел впечатление почти благодетеля Майкла Джексона.

Это впечатление ошибочно. Причина этого в том, что Ларри Фельдман является одним из главных специалистов, которые в состоянии управлять умами людей таким мастерским образом, что люди просто не замечают этого. Карл Дуглас просто в крайней степени беспомощная фигура и нечестный адвокат, который показал нам со всей очевидностью, что с правовыми помощниками, подобными ему, Майкл не имел абсолютно никаких шансов выиграть борьбу с правовыми акулами вроде Ларри Фельдмана — даже несмотря на полную невиновность Майкла в деле 1993.

Тем не менее, это Ларри Фельдман был реальным творцом успеха Чендлеров и поэтому важно раскрыть маневры, которые он предпринял для того, чтобы выиграть дело, которое прокуроры (Джил Гарсетти и Том Снеддон) даже не смогли довести до точки, где они могли бы выдвинуть обвинения против Майкла Джексона.

Также важно понять реальную историю, которая стоит позади блестящей речи Ларри Фельдмана, в которой ему удается представить совершенно ложную картину событий, в то время как он почти никогда не говорит абсолютной лжи.

Ларри Фельдман является человеком, который мастерски лжет, говоря исключительно полуправду. Когда все эти фрагменты и куски собраны вместе, это слияние делает историю ложной, в то время, как отдельные фрагменты могут быть правдой.

Его ложь имеет очень тонкую природу и далека от возмутительно фальшивых «любовных писем», выдуманных Дайан Даймонд, которые никто никогда не видел, или сумасшедших «кровяных ванн» Морин Орс, которые полностью противоречат личности и характеру Майкла Джексона — нет, ложь в случае Ларри Фельдмана возникает только из простого опущения фактов, что подается таким образом, что никто не может к этому придраться — а что тут такого, если человек просто забыл?

Поэтому единственно правильный путь послушать Ларри Фельдмана — это читать между строк то, что он говорит, и самим рассказать ИСТОРИЮ.

История первая: УТЕЧКИ


ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН:

Добрый вечер, я имел честь представлять двух мальчиков, оба из которых заявляли, что они были растлены Майклом Джексоном. У них были некоторые общие моменты, и, несмотря на то, что их дела отстояли друг от друга во времени с разницей в 10 лет, на это необходимо указать. Также они имели некоторые различия, на что, думаю, тоже необходимо указать. Держа в голове тот факт, что оба дела были гражданскими.

В одном из случаев, в первом, я действительно выступал в качестве одной из сторон процесса и прошел через все ступени, о которых говорил судья Мелвил, и боролся за исход дела, о чем я поговорю в дальнейшем. В другом случае я не был стороной процесса постольку, поскольку уголовное дело шло первым. Но оба мальчика имели общее между собой: обоим было по 13 лет, и оба находились в периоде полового созревания. Оба мальчика вышли из неполных семей. Оба мальчика жили со своими матерями в то время, когда растление предположительно имело место быть. Оба мальчика из семей, где матери разрешали им проводить неординарное количество времени наедине с Майклом Джексоном.


Надеюсь, вы поняли основную цель Ларри Фельдмана. Указание на «общие черты» является не просто иллюстрацией того, что случаи были одинаковыми (и, следовательно, будучи таковыми, должны были быть рассмотрены одинаковым образом). Сама идея заключается в том, чтобы тонко предположить, что были некие «модели поведения» со стороны Майкла Джексона, которые являются характерными для тех презренных людей, которых мы даже не хотим тут называть.

Послание Ларри Фельдмана о мальчиках, лишенных отцов, живущих с матерями является образцом истины, рассказанной наловину. Отец Джорди Чендлера, Эван, заявил на полном серьезе, что он был хорошим отцом для мальчика, и они были сплоченной семьей, пока Майкл Джексон не разделил их (это была главная жалоба Эвана Чандлера в разговоре с Дэвидом Шварцом, отчимом Джорди).


Из хроники — вопросы репортёра к свидетельнице по поводу дела Арвизо (2003-2005 гг.) (запись на You-tube в настоящее время удалена — прим. редактора)

AZJA: Это было в моё присутствие там, когда эти дети находились в Неверленде. Я разговаривала с этими детьми по несколько раз в день тогда, когда это якобы произошло.

Репортер: Вы были в Неверленде?

AZJA: Да, была, и эти дети были очень счастливы находиться там.

Репортер: Расскажите мне о ваших контактах с этой семьей.

AZJA: Когда я впервые встретила эту семью, обвинитель говорил о том, что Майкл — его лучший друг, и рассказывал обо всём, что они делали, и о дружбе, которая была между ними, и казалось, что все это приносит очень много радости в его жизнь. Все то время, пока он болел и проходил химиотерапию, я, на самом деле, никогда не встречала его маму. Мама никогда не появлялась рядом до тех пор, пока ему не стало лучше. И, знаете, когда ему стало лучше, и мы начали делать другие вещи (помимо лечения), вот тогда мама стала находиться рядом все время, но я никогда не видела его отца.

Репортер: Значит, мамы не было там в самом начале, а папы не было в конце?

AZJA: Я ни разу не видела его мать на протяжение первого года.


Теперь, если это то, что Ларри Фельдман назвал «сходством», должны быть, наверное, упомянуты и различия тоже — например то, что у Джорди Чендлера была сугубо деловая, строгая, но любящая мать, которая не позволяла сыну сделать ни единого шага без ее контроля или одобрения — в то время как мать Гэвина Арвизо была путанной, эмоциональной и неконтролируемой в психическом плане.

Общение Гевина с Майклом возникло из «предсмертного желания» мальчика, который повсеместно считался неизлечимо больным. Мальчик перенес операцию, был лысый и был так слаб от химиотерапии, что Майкл был вынужден возить его по Неверленду в инвалидной коляске. Причина, почему Майкл расточал так свое внимание, была в попытке (весьма успешной) принести луч надежды в его жизнь — что легко объясняет тот факт, который подчеркнул Ларри Фельдман, говоря, что семья позволила их сыну проводить чрезмерно большое время с Майклом Джексоном.


Los Angeles Times цитирует Майкла Джексона, который позднее очень сожалел о том, что позволил Гэвину войти в свой дом:

Несколько лет назад, я позволил семье посетить и проводить время в Неверленде. Неверленд — это мой дом. Я позволил этой семье приехать в мой дом, потому что они сказали мне, что их сын болен раком и нуждается в моей помощи.


ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН:

«Обе матери позволяли своим мальчикам ночевать в доме Майкла Джексона, в его спальне, в кровати, в которой спал Майкл Джексон».


Это утомительно, повторять одно и то же — то, что Гевин Aрвизо никогда не спал с Майклом Джексоном в одной постели, но это необходимо повторять снова и снова. Правду, о которой заявили Гэвин и его мать в недвусмысленных выражениях в их нескольких интервью, проведенных между 14 и 27 февраля 2003 года полицией Лос-Анджелеса и Лос Анджелесским Департаментом по делам детей и семьи, DCFS (Детская служба) повторила в своем меморандуме в ноябре того же года и заявила, что такой вещи никогда не происходило между Майклом и Гэвином.


Меморандум DCFS от 26 ноября 2003: документ

Следствие, проведенное Группой по Особым Делам пришло к выводу относительно утверждения о пренебрежении и сексуальных надругательствах — то, что они являются необоснованными, как считает LAPD-Wilshire Отдел и Департамент полиции. Мать детей заявила, что она считает, что СМИ все взяли из контекста. Мать заявила, что ребенок находился в 4-й стадии рака и получил год химиотерапии в дополнение к удалению его селезенки и одной почки. Мать заявила, что артист был как отец для ее детей и частью ее семьи. […]

Согласно утверждениям о сексуальных злоупотреблениях, мать заявила, что ее дети никогда не остаются наедине с артистом. Она также заявила, что её сын спал в одной комнате с артистом, но они не разделяли кровать. Исполнитель спал на полу.

Ребенок (…) дал интервью CSW относительно обвинений, и он отрицал какую-либо форму сексуального насилия. Он отрицал, что он когда-нибудь спал в одной постели с исполнителем. Ребенок (…) также отрицал сексуальное насилие. И дети выразили любовь к артисту и заявили, что они испытывали радость от посещения его дома …

Старшая сестра, (…) 16 лет также дала интервью CSW. Она заявила, что она сопровождала своих братьев на ночевки в доме артиста и никогда не видела ничего неуместного или сексуального между ее братьями и певцом.


То же самое было повторено Майклом Джексоном на CBS «60 минут:

Я не спал в одной кровати с ребенком. Даже если бы я сделал это, то всё было бы нормально. Я спал на полу. Я отдал свою кровать ребенку.


Таким образом, если мальчик, его мать и Майкл утверждали, что этого никогда не было, не означает ли это, что Ларри Фельдман лгал, когда сказал: «Обе матери позволяли своим мальчикам ночевать в доме Майкла Джексона, в его спальне, в кровати, в которой спал Майкл Джексон»?

Я перечитала утверждение Ларри и вынуждена была признать, что с технической точки зрения он прав — Гэвин спал в постели Майкла Джексона, в тот период времени, когда сам Майкл не спал в ней, и допущено только небольшое упущение в том, что они никогда не были в одной постели вместе, однако именно это упущение искажает всю картину в целом.

Для меня это звучит скорее как «он спал в кровати, в которой однажды спал король Генрих VIII» и выглядит абсолютно идеальным способом лгать таким образом, чтобы никто не смог придраться — отдельные слова правильны, в то время, как общее впечатление ложно, что является именно той целью, которую преследует Ларри Фельдман .

Истина, которая лежит на поверхности в истории, касающейся тех ночёвок, заключается в том, что Майкл усвоил урок 1993 года и принял специальные меры для защиты себя от любых возможных будущих обвинений — он всегда приглашал еще одного взрослого для присутствия в своей комнате, если какой-либо ребенок оставался там. Однако отказать мальчику, который был смертельно болен и тем самым ухудшать его настроение, не позволяя ему спать в своей кровати, не свойственно для Майкла Джексона — поэтому он позволил Гэвину сделать это. К сожалению, он позволил…


Бывший охранник Майкла Джексона раскрыл Роджеру Фридману механизмы безопасности, которые принял он с Майклом для ночевок и о которых сообщил 12 марта 2004 года:

Вчера я разговаривал с Майком ЛаПеррик, отставным сержантом из Лос-Анджелесского округа Департамента шерифа, который остается в запасе после 22-летней активной карьеры.

ЛаПеррик говорит, что он работал на Джексона с августа 2001 до июня 2003 года.

«Я был с ним 24 часа 7 дней в неделю», — сказал мне ЛаПеррик. — «У меня всё время был ключ от его комнаты, и мне никогда не говорили, что я не могу использовать его».

«Вы когда-нибудь входили в спальню Майкла Джексона и видели его в постели с ребенком, кроме его собственных детей?»

«Нет! Конечно, нет!» — сказал ЛаПеррик.

Он назвал мать 13-летнего обвинителя Джексона «тип женщины, которая знает, как манипулировать людьми».

Когда ЛаПеррик услышал новости 17 ноября прошлого года о рейде в Неверленд и о последних проблемах Джексона, он говорит, что его первой мыслью было: «Бедный парень. Ему не дают передышки. Вышел его новый альбом — и много чего стало происходить».

Он будет свидетельствовать под присягой, что имел опыт работы с педофилами в своей 22-х летней карьере в качестве полицейского, и что Джексон не соответствует такому профилю.

Он сказал, что у него двое детей, и он будет чувствовать себя комфортно, если один из них — как мальчик, так и девочка — будут проводить время с Джексоном.


Однако история «сон-в-одной-кровати», составленная Ларри Фельдманом, на этом не заканчивается. Когда Меморандум DCFS о том, что Aрвизо ранее сделал заявления о том, что он никогда не спал в одной постели с Джексоном, всплыл в прессе и Ларри Фельдман сделал все, чтобы полностью искоренить эту информацию — и сделал это на вполне законных основаниях.

Через две недели после утечки он написал письмо с жалобой на то, что это нарушило закон и «нарушило его личные права» (!!!), и сделал официальное заявление на DCFS, требуя возмещения ущерба от имени Aрвизо, которые к тому времени уже изменили свою историю.

Представьте себе то, что попытка могла быть успешной — информация замалчивается, и никто из нас никогда не смог бы узнать правду!


Текст претензии (Ларри Фельдман говорит о себе в третьем лице ):раз, два, три, четыре

Эти расследования являются конфиденциальными и закон запрещает им разглашать информацию, касающуюся этих расследований для общественности.

В письме от 11 декабря 2003 года, Ларри Р. Фельдман, адвокат заявителя, выступил против такой ненадлежащей публикации этого меморандума от 26 ноября 2003 и просил Департамент провести немедленное расследование этого незаконного и неправомерного разглашения.

Несмотря на то, что Департамент заявил, что проводит такое расследование, он не представил никакой информации заявителям в отношении такого предполагаемого расследования, равно как Департамент не счел извиниться перед Заявителями за полный отказ Департамента сохранить их частную жизнь в соответствии с требованиями закона из соображений человеческой порядочности.

Ненадлежащее предоставление информации в отношении заявителей Департаментом нарушило неприкосновенность частной жизни заявителей, тем самым нанося ущерб, который должен быть возмещен Заявителям в установленной сумме.


Я полностью согласна, что закон должен соблюдаться и могла бы полностью разделить праведный гнев Ларри Фельдмана на тех, кто его нарушает, если бы только не одно небольшое «но»: за одиннадцать месяцев до этого — в феврале того же 2003 года — его (Ларри Фельдмана) высоко уважающая закон Корпорация также создала утечку высоко-конфиденциального документа, в котором очень сильно «нарушили неприкосновенность частной жизни» ВСЕХ, упомянутых там, и никто из его собственных адвокатов так никогда не извинился за эту утечку «в рамках человеческой порядочности».

И этот случай был гораздо более серьезным нарушением. Кроме того, что это сильно ранило чувства тех, кто был указан в документе, это также нарушило принятое в 1994 году соглашение о конфиденциальности, одним из гарантов которого был никто иной… как адвокат Ларри Фельдман.

Да, я говорю о том самом «Заявлении», сделанном неким Дж. Чандлером, десять лет назад, в декабре 1993 года, напечатанном на бумаге юридической корпорации, называемой «Фогель, Фельдман, Остров, Ринглер» из Калифорнии, которое было подписано тем, кто, как предполагается, был Джорданом (хотя подпись выглядит подозрительно по-взрослому для меня и не содержит никакой проверки кого-либо из адвокатов).

2это подпись 13-ти летнего мальчика?

Отсутствие какой-либо проверки должно было стать достаточной причиной для любого здравомыслящего человека, чтобы подозревать документ, который может оказаться подделкой, однако, я узнала от адвоката, что мягкие законы Калифорнии действительно позволяют заявлениям (не показаниям!) быть подписаными заявителями безо всякой проверки от адвоката, в присутствии которого они были сделаны.

 

Адвокат просто берет бумагу своей компании, печатает на ней резюме истории заявителя, она подписывается им (или кем-то другим) в отсутствие адвоката ответчика и … извольте получить — заявление готово.

 

Это, конечно, предлагает широкие возможности для мошенничества, и нет никакого способа для нас узнать, является ли документ истинным, кроме слова самого Ларри Фельдмана.

 

Однако Ларри Фельдман хранил полное молчание, когда его офис допустил утечку этого документа в феврале 2003 года, и это оставляет нам хорошую альтернативу: либо документ был поддельным, и Ларри хранит молчание, так как он не желает иметь ничего общего с ним, или документ был настоящим, и Ларри хранит молчание, поскольку он нарушил закон и все человеческие правила приличия (сделав его достоянием общественности после того, как подписал соглашение о конфиденциальности в качестве его гаранта).

 

Если, в случае подлинности этого документа, была совершена утечка из офиса Ларри Фельдмана, и он никогда не пролил ни одной слезинки об этом нарушении закона, «попирающем неприкосновенность частной жизни» и нарушившим Соглашение о конфиденциальности, которое эффектно заявляло о снятии всех обвинений (за исключением пренебрежения), бывших до его подписания.

Соглашение в частности предусматривает, это положение:

Несовершеннолетний, с помощью и через своих опекунов , Эвана Чендлера и Джун Чендлер, и каждого из них по отдельности и от имени каждого из своих агентов …настоящим окончательно и безусловно освобождает, оправдывает и навсегда снимает обвинения к Джексону … и освобождает его от любых и от всех обвинений, жалоб … в том числе, от всех претензий без ограничения, которые, как предполагались, так и могли быть предъявлены в действиях и требованиях.

(Идентичное положение предусмотрено для Джексона)

Специальная памятка включает факт, что соглашение не признало никакой вины:

Это конфиденциальное урегулирование не должно быть истолковано, как признание Джексона в том, что он действовал неправомерно в отношении несовершеннолетнего Эвана Чендлера или Джун Чендлер, или любого другого лица, или, что несовершеннолетний, Эван Чендлер или Джун Чендлер имеют какие бы то ни было права обвинять Джексона. Джексон откровенно отвергает любую ответственность и отрицает какие-либо противоправные действия в отношении несовершеннолетнего, Эвана Чендлера или Джун Чендлер или любого другого лица.


Предоставляя Ларри Фельдману презумпцию невиновности, я готова предположить, что это «Заявление» было также во владении полиции и, возможно, это были они, через кого просочился этот документ — в любом случае, у них было много своих собственных интервью с Джорданом, и они могли бы сделать их утечку, если бы захотели…

Но даже если это было их рук дело, тогда прямой ответственностью Ларри Фельдмана и даже его прямой обязанностью было сделать громовые заявления в прессе о том, что публикация такого документа была серьезным нарушением соглашения, было налицо «нарушение права на конфиденциальность», которое ранило всех тех, кто был упомянут в том соглашении, в том числе Джордана Чендлера, в первую очередь.

Разве Ларри Фельдман не выражал серьезную озабоченность относительно благополучия Джордана в своем выступлении на семинаре? Разве он не оправдывает желание избежать судебного процесса в связи с необходимостью заботиться о чувствах первого мальчика и всего такого? Тогда почему он дал утечку заявления десять лет спустя после всех событий, когда «раны» мальчика (если они вообще были) должны были быть уже давно «исцелены»?

Разве это не было долгом Ларри Фельдмана — защищать права Джордана Чендлера, в соответствии с Соглашением о конфиденциальности, и почему это должен был быть Майкл Джексон, который напомнил ему о его обязанностях?


The Smoking Gun расказывает о заявлении Майкла , последовавшего после выпуска декларации:

После того, как TSG (The Smoking Gun) впервые опубликовал нижеследующий документ 6 февраля 2003 года, Джексон выступил с заявлением, отметив, что он «уважает обязательства конфиденциальности, налагаемые на все стороны предварительного разбирательства, несмотря на то, если еще кто-то решил нарушить конфиденциальность» и использовать заявления мальчика с целью «дальнейшей дискредитации» личности звезды.

Он добавил, что «им следует помнить, что в то время обязательства по обеспечению конфиденциальности были взаимными, и предназначались по большей части для того, чтобы защитить подростка и самого певца».

Джексон заключил: «Тот, кто в настоящее время сделал возможным утечку этого материала, — кто бы это ни был — показывает как большое пренебрежение к мальчику, так и решимость атаковать Майкла.


Разве не удивительно видеть Ларри Фельдмана, который жалуется на утечку о том, что Арвизо действительно сказали Департаменту по делам детей и семьи, и в то же самое время не говорит ни слова об утечке подозрительного документа из своего собственного офиса, хотя он нарушил соглашение, которое он же сам и подписал и гарантом которого являлся?

Не должен ли был он сразу же объявить то заявление ложным, как только оно было опубликовано? И не должны ли были адвокаты задать ему об этом вопрос на семинаре Frozen in Time ?

Вообще юристы должны действовать в интересах своих клиентов только в то время, когда они работают на них. И когда судебный процесс закончился, они не должны продолжать работать против своих бывших противников. Если они делают это через десять лет после урегулирования, это означает, что они имеют некую определенную на текущий момент установку.

Но что еще более всего удивительно, и даже подозрительно, так это то, что эта утечка была сделана точно в тот самый день, когда в эфир вышел фильм Башира!

Living with Michael Jackson — документальный фильм Granada Television, в котором британский журналист Мартин Башир расспрашивал Майкла Джексона в течение восьми месяцев — с мая 2002 по январь 2003. Он был показан впервые в Великобритании на канале ITV 3 февраля 2003 года и в США через три дня после этого на ABC, представленный Барбарой Уолтерс.

Вы заметили дату, указанную The Smoking Gun? The Smoking Gun неплохой источник информации за исключением их ошибки относительно пятен, которые якобы Джордан Чандлер видел на гениталиях Майкла (что полностью противоречит сделанным позже фотографиям и расплывчатому описанию Тома Снеддона). Теперь The Smoking Gun говорит нам, что заявление Джордана было впервые опубликовано TSG 6 февраля 2003, который является официальным днем выхода фильма Башира в США!

Не означает ли это совпадение наличия тайной клеветнической кампании против Майкла Джексона?

Означает ли это, что не только Башир стоял за клеветнической кампанией, чтобы вызвать ее снова, и что там были и другие большие люди, вовлеченные в этот — действительно большой — план?

Означает ли это, что, выпуская «Заявление Джордана» вместе с фильмом, кто-то подсказывал нужные слова для нового обвинителя?

Означает ли это, что такие адвокаты, как Ларри Фельдман не только защищали интересы их клиента, когда работали на него, но даже приняли участие в клеветнических кампаниях против своих бывших противников — даже после того, как их дела были урегулированы?

Означает ли это, что эти адвокаты готовы рискнуть репутацией гарантов соглашений о конфиденциальности, которые они подписали, чтобы избавиться от своих бывших противников?

Все вышесказанное заслуживает гораздо большего внимания с нашей стороны, но мы должны вернуться к речи Ларри Фельдмана, который по-прежнему шлифует действительность, делая ее чистой и аккуратной, как будто ничто из всей этой грязи никогда не происходило. Ларри Фельдман продолжает зловещие намеки на определенные модели поведения Майкла Джексона, невинно обсуждая «сходство» между делами Джордана и Гэвина:


ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН:

Родители обоих семей, по крайней мере матери, получали ценные вещи от Майкла Джексона в то время, когда у них были отношения с Майклом Джексоном.


Джун Чендлер, и в самом деле получила некоторые ювелирные украшения, в том числе и «браслет любви», который Майкл подарил ей, что по каким-то причинам было известно лишь им двоим и открылось во время допроса Джун Чендлер в суде 2005 года, однако Джанет Арвизо получала от него только деньги для своих насущных потребностей и покупок в городе, таких, как эпиляция ног и тому подобное.

Если подобный способ тратить деньги имеет большой смысл в понимании Ларри Фельдмана, позвольте мне напомнить ему, что Майкл Джексон дарил «ценные вещи» не только этим двум женщинам, но еще целому миру помимо них. Он подарил автомобиль Mustang для Райана Уайта — мальчика, болевшего СПИДом; он заплатил 100.000 долларов для пересадки печени венгерскому ребенку; он отдал все доходы от своего тура Victory и гораздо больше доходов, до 150 млн. долларов от своего тура Dangerous во Всемирный фонд Heal The World, который должен был тратить деньги на многочисленные благотворительные, образовательные и издательские проекты. Это не говоря уже о тех «мелочах», когда он отдал (в долларах) 1,5 миллионную компенсацию от Pepsi в ожоговый центр для детей; 43 тонны медикаментов, одеял и зимней одежды были отправлены в Сараево; он пожертвовал на благотворительные цели 1 миллион фунтов за эксклюзивные фотографии его сына Принса, сделанные британским журналом «OK!» и т.д….

На самом деле список тех, кто получил подарки и финансовую поддержку от Майкла Джексона такой длинный, что я никогда не буду в состоянии закончить этот пост о выступлении Ларри Фельдмана, а нам необходимо вернуться к нему снова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.