Устами Майкла (август 1992)

© перевод — tally777. Это цитата этого сообщения

Интервью было опубликовано в газете Сhicago Тribune, 16 августа, 1992г

В перерыве между выступлениями во время своего стремительного европейского турне, Майкл Джексон согласился на это редкое интервью с Гленном Пласкиным. В Германию был отправлен помощник, чтобы передать вопросы Джексону после концерта в  Мюнхене. Джексон надиктовал свои ответы, которые затем были переданы его литературному агенту в Вашингтоне. Затем они были напечатаны и отправлены Пласкину по факсу  для публикации.

Мне нравится, что  в вашей новой книге «Танцуя мечту» вы обращаете внимание на плачущего ребенка в Эфиопии, морскую чайку  отчаянно борющуюся за жизнь в разлитом нефтяном пятне, солдата-подростка, дрожащего от страха… Вы полагаете, мы стали нечувствительны ко всему этому?

 

Нет, я не думаю, что мы стали нечувствительны к этим трагедиям. Во всем  мире мы наблюдаем всплеск внимания к основным человеческим ценностям и к заботе о святой неприкосновенности всякой жизни на нашей планете.`

 

Ваша книга полна древней мудрости о жизни. Считаете ли вы себя философом?

 

Я не считаю себя философом. У меня есть цель, как и у любого другого на Земле. Найти эту цель и жить, выражая ее — это зажигает в нас искру божественного.

 

Все ли стихи и эссе взяты из дневника?

 

Я не веду дневник. Идеи зарождаются и вынашиваются в голове.

 

Вы всегда говорите, что очень важно мечтать. Вы осуществили все ваши мечты?

 

Еще нет. Без мечты нет творчества. Творческий порыв происходит в нас от неудовлетворенности — от божественной неудовлетворенности, которая стремится изменить, преобразить и наполнить мир бОльшим волшебством. Мой приоритет в жизни — изменить мир к лучшему, ступить на неизведанную территорию и оставить позади себя какой-то след.

 

Что вам нравится в детях и как они оживляют вас, когда вы чувствуете себя обремененным?

 

Дети невинны и не судят других. Они оживили меня, потому что помогли мне отыскать своего собственного внутреннего ребенка, без которого я бы погиб. У детей мы можем научиться любить, прощать, творить новое во всем и исцелять мир.

 

Когда вы один, вы чувствуете себя одиноким или напротив — удовлетворенным?

 

Я знаю, как пережить одиночество. Одиночество может быть суровым испытанием, но одиночество — это любовь и осознание всей жизни.

 

Вы часто говорите о Боге и духовности, и  были воспитаны как свидетель Иеговы. Считаете ли вы себя религиозным человеком сегодня?

 

Я не считаю себя религиозным, в смысле приверженности определенной догме. Я назвал бы себя верующим — есть область знания в  которой мы можем испытать нашу универсальность. Я читаю разную религиозную литературу, потому что полагаю, что истина есть во всех этих книгах.

 

В своей книге, в эссе под названием «Доверие», вы пишете: «Мы думаем, что отделяя себя от других мы защищаем себя, но это не работает. Это заставляет нас чувствовать себя  нелюбимыми и одинокими». Вы чувствуете себя в плену вашей славы?

 

Да, слава может быть пленом. Но самое замечательное в том чтобы быть Майклом Джексоном — то, что  я знаю, что могу контактировать с миллионами людей и в этом взаимодействии мы кое-чем обмениваемся…

 

Чем же?

 

Любовью. Это волнительно, это волшебство.

 

 

Я убежден, что вы могли бы стать великим балетным танцором. Ваша мать однажды сказала, что вы могли воспроизвести почти любой танец с тех пор как вам исполнилось пять лет. Когда вы танцуете на сцене, каково это? И насколько много вы репетируете?

 

Я танцую, чтобы выразить  блаженство. Я не напрягаюсь, когда я танцую. Я просто чувствую танец и он проходит через меня. Я инструмент для выражения радости (восторга).

 

Откройте нам пару секретов: что едите, как репетируете?

 

Моя жизнь не ограничивается диетами или репетициями! Я развлекаюсь с друзьями или один. Мне нравится смотреть фильмы, читать книги, танцевать, а иногда просто ничего не делать.

 

Вы много пишете о животных. Чему мы можем научиться у них?

 

Животные не убивают из-за жестокости, жадности или зависти. И большинство из них не убивают себе подобных. Мы — единственные животные, которые грабят и уничтожают Землю. Но мы учимся, и еще не слишком поздно.

 

Говоря о животных, нельзя не упомянуть сексуальный и агрессивный «Танец Пантеры» в видео “Black or White”, который вызвал много споров. Непрофессиональные психологи полагают, что Вы выплеснули большой гнев на…?

 

Гнев и ярость являются прологом к изменению сознания. Пока мы не ощутим некоего  неравенства и несправедливости в нашем обществе нет надежды на изменения.

 

Ваши видео соответствуют последнему слову техники, как короткометражные фильмы. Хотели бы Вы снять полнометражный фильм?

 

Я собираюсь снимать и продюссировать много интересных фильмов, которые покажут магию жизни, развлекут, но также могут заставить людей задуматься.

 

Когда вы пишете песни для своего следующего альбома, что приходит первым — слова или музыка?

 

Сначала я слышу музыку, чувствую танец, а  затем спонтанно приходят слова.

 

В своем очерке “О детях мира” вы говорите, что у многих детей украли детство. Как вундеркинд ощущаете ли Вы тоже самое? 

 

Конечно. У меня не было обычного детства. Но волшебство всегда присутствовало.

 

Все мы видим, как Элизабет Тейлор с большой страстью борется за привлечение средств в фонд борьбы со СПИДОМ. Какое качество вам больше всего нравится в ней?

 

У Элизабет есть страсть к жизни. Мы должны жить со страстью.

 

После того, как вы провели свадьбу Элизабет Тейлор в октябре прошлого года, Вы мечтали когда-нибудь о собственной свадьбе?

 

Моя жизнь — это настоящее. Азарт жизни в том что каждое утро — это шаг к неизвестному. Я  с нетерпением смотрю в будущее — что оно принесет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.