О семинаре Бреда Сандберга

© автор Air-space

НЕБОЛЬШОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Уверена, что многие из российских поклонников поделятся своими впечатлениями от посещения семинара, поэтому для тех, кто не участвовал есть широкая гамма различных мнений и точек зрения, благодаря которым можно получить наиболее детальную и многостороннюю информацию об этом событии. Это хорошо. Хорошо, поскольку любой человек при передаче информации является призмой и как бы ни старался быть объективным, в любом случае информация, проходя через сознание индивидуума, приобретает черточки (комментарии и мнение), основанные на его (индивидуума) опыте, знаниях, характере, внутреннем устроении и т.д. и т.п… Именно поэтому всегда полезно читать разные источники, а дальше делать выводы и выбирать то, что тебе ближе. Позвольте представить Вам, уважаемый читатель, мнение одного из участников российского семинара. Надеюсь, Вам будет хотя бы немножко интересно, несмотря на то, что основную информацию, которую предложил нашему вниманию Бред,  Вы уже наверняка читали. Именно поэтому — потому что эта информация не нова, скорее всего — я позволю себе делать свои комментарии по поводу услышанного…

БРЕД САНДБЕРГ

Для того, чтобы до конца понять некоторые высказывания Бреда, нужно иметь в виду следующее:

  • то, что Бред частенько не понимал музыкальных предпочтений Майкла в силу просто разных вкусов (об этом ниже);
  • то, что не смотря на какие-то непонятки во вкусах и отношениях, Бред относится к Майклу очень тепло, как мне показалось, и старается быть максимально честным, однако не удерживается иногда от эмоциональных оценок какого-либо музыкального выбора Майкла;
  • то, что для Бреда Майкл был прежде всего коллегой и (к его огромной чести) Бред не позиционирует себя «близким другом суперзвезды». Тем не менее, Бред не раз подчеркнул, что ДАЖЕ среди всех его друзей (если брать круг его друзей) нет НИ ОДНОГО человека настолько же хорошего, доброго и порядочного, каковым являлся Майкл.

Остановимся немного подробнее на первом пункте, ибо это самое основное в данном случае, поскольку семинар был посвящен всецело музыке, а точнее, работе над звуком.

Бред — товарищ рок-н-рольный, восторженных чувств относительно классики, например, не питающий. Но если о своем отношении к классическим произведениям Бред скромно умолчал, то относительно выбора нескольких произведений он высказался честно. Так ему было абсолютно непонятно, почему Майкл захотел на въезде в Неверленд песню  Danny Boy, которая в США обычно исполняется на похоронах… Спокойно agree, не стоит пугаться, на самом деле изначально это — ирландская баллада, которую американцы приспособили для церемонии похорон. Майклу она нравилась, и Майкл попросил Бреда установить именно эту музыку на въезде в Неверленд вместо предложенной Бредом Билли Джин, объясняя это тем, что его гости не должны слушать у него дома его музыку… Такое же недоумение Бреда вызвал выбор саундтрека к фильму «Полтергейст» — так же для озвучки Неверленда, или отрывка из Бэмби.

Недоумение Бреда неслучайно, ибо он с юного возраста предпочитал рок-н-ролл и таких исполнителей, как Элис Купер, AC/DC и Led Zeppelin, на который впоследствии и «подсадил» Майкла — Майкл впервые послушал Led Zeppelin (со слов Бреда) именно после одного из разговоров с Бредом и Биллом Боттреллом. Именно творчество Led Zeppelin послужило вдохновением для песни Give in to me, но об этом чуть позже. А  в Неверленде Led Zeppelin играл на аттракционах вперемежку с Дженет Джексон…

Почему ещё мне показалось, что Бред «не на одной волне с Майклом» (если можно так выразиться)? Ну во-первых потому, что из всех песен Майкла он выделил Human Nature, которая безусловно является очень хорошей песней, но автор-то не Майкл… У Бреда так же проскочило, что он «не расстроится, если никогда в жизни больше не услышит  Heal the wold», хотя кто знает, может она ему нереально во время записи надоела… Ну и в третьих… Invincible, который ему не нравится, насколько я поняла.

Т.е., смотрите, что у нас получается в сумме: человек из всего творчества Майкла выделил песню не авторства Майкла, человек по всей видимости не понял Invincible (что не странно с учетом его предпочтения рок-н-ролла… есть у меня один знакомый с подобными вкусами, который тоже не чествует Invincible — оно и понятно, там мало очень их любимого рок-н-ролла и преобладают другие направления музыки)… Поэтому по поводу его комментариев и сожалений «почему не та песня вошла в какой-то альбом» следует, по-моему, учитывать его предпочтения в качестве объяснения этого выбора и его непонимания выбора Майкла. Майкл-то был всеядным в плане музыки — вот оно в чем дело…

Бред не читает ничего про Майкла, поскольку, как он объяснил, ему хватает своих собственных воспоминаний. Он не читал Вогеля, хотя в курсе, что Вогель включил в свою книгу что-то из его (Бреда) рассказов. И вообще Вогеля он не знает (либо знает очень-очень плохо — это было в самом начале, я тут не совсем хорошо помню). Факт, что они не общаются лично и Вогель для Бреда — чужой человек, как-то так…

Выпускать весь этот материал пока не планируется, поскольку все издательские права принадлежат Эстейту и всё, что позволено Бреду Сандбергу — это проводить такие вот семинары.

Ещё один очень важный, как я считаю момент. Бред подчеркнул, что он «всего лишь технический работник, а не музыкант»… т.е. он не позиционирует себя каким-то «пупом земли» или «маэстро». Более того, он сказал в ответ на один из вопросов о том, что все в студии — конечно и прежде всего — слушались Майкла. Т.е. главным был Майкл. Повторять очевидные вещи о характере Майкла, которые были сказаны не раз, смысла не вижу. Вкратце: Майкл никогда не повышал ни на кого  голос, всегда был внимательным и вежливым и очень профессиональным. На фоне Майкла меркнут все — после Майкла ни с кем больше неинтересно работать…

НАЧАЛО СЕМИНАРА. РАССКАЗ О РАБОТЕ НАД АЛЬБОМОМ BAD.

Вначале для «разогрева ушей» Бред поставил два трека, продюсером которых являлся Куинси Джонс. Первый трек, название которого я не запомнила, содержал в себе более ста смикшированных дорожек с различными инструментами, голосами и т.д… Второй трек — демо песни I can’t help it, имеющий в себе только вокал, клавишные, бас и ударные… Мне лично гораздо приятнее было слышать второй трек и дело даже было не  в том, что поёт Майкл и песня нравится, а в том, что звучало реально гораздо лучше… Это было в качестве иллюстрации того, что «всё гениальное просто», или как прокомментировал сам Бред «иногда лучше меньше, чем больше»…

Дальше Бред рассказал о том, как Майкл потерял отданную ему на хранение мастер-запись песни Scared of the moon и, когда пришло время сводить песню с симфоническим оркестром у них оказалась только магнитофонная пленка — копия с мастер-записи, которая по качеству хуже в разы. Однако голос Майкла звучал так прекрасно даже в низком качестве записи, что это фактически не повлияло на окончательный результат.

Далее пошел разговор о песне The way you make me feel. Бред поставил реальную мастер-запись этой песни, которая звучала чуть медленнее. Он рассказал о том, что песня была ускорена процентов на пять «для драйва», соответственно голос Майкла и тональность звучат чуть выше, чем было записано. То же было сделано с песнями Bad, Smooth criminal и с песней Leave me alone, поэтому если вы хотите услышать эти песни так, как они были записаны в студии, необходимо их чуть-чуть замедлить (если у кого-то есть такая возможность) — не более 5%…

Далее Бред рассказал об интро песни I just can’t stop loving you

— то, как он был записан и почему не вошёл в окончательный релиз альбома. Для тех кто не знает перескажу вкратце. У Майкла всё было фундаментально — т.е Майклу нужен был реквизит для того, чтобы войти в образ. Поэтому, если он решил нашептать что-то своей любимой на ухо, то для этого попросил принести в студию кровать. Была смонтирована голова от манекена, в ухо которой был вставлен микрофон. Бред сообщил о том, что большинству в Европе это интро нравится. Почему же это интро не вошло в окончательный релиз альбома? Все просто — американцам не понравилось. В Эпик начали звонить радиостанции с просьбой убрать этот шепот из сингла. Таким образом только самые первые партии сингла были выпущены с этим интро, которое в дальнейшем было убрано.

Далее Бред поставил Streetwalker и сокрушался по поводу того, что не эта песня вошла в альбом, а Another part of me. Причины — см. выше, т.е. пристрастие к рок-н-роллу. В Streetwalker его определённо больше. Насколько Вы понимаете, смысловая составляющая той и другой песен в данном случае не учитывается. На вопрос: кому была посвящена эта песня или что послужило толчком к её созданию Бред ответил, что мог бы что-нибудь придумать, но скажет честно — он не знает.

То, что мне лично больше всего понравилось в секции об альбоме Bad, так это препарирование песни Bad. Бред в специальной программе (а таких программ много, насколько мне известно) разделил Bad на отдельные дорожки, где был вокал, бэк-вокал, и различные инструменты: грув (басы), ударные (разные, вместе с «тарелочками»), духовые, гитара и т.д… Жаль, бэк-вокал не разделил на отдельные дорожки, было бы интересно послушать, но увы, время было ограничено. Бэк-вокал полностью принадлежит Майклу и он состоит из отдельных 16-ти дорожек с его голосом в различных партиях (для создания аккорда). В бэк-вокале конкретно песни Bad мы слышим без преувеличения 16 Майклов, в этой песне не были использованы дополнительные вокалисты. Лидирующий вокал всегда был ОДНОЙ дорожкой, за исключением случаев с дуэтами. Далее несколько интересных моментов: для записи Bad были приглашены лучшие трубачи страны (название группы не помню), но их партия там очень маленькая. Это — в качестве примера, что «хорошего понемножку», или принципа «иногда меньше — лучше». Трубачи в данном случае были использованы в качестве «приправы».  Так же точно было сделано с одним сложным гитарным ходом — чуть-чуть… Ну и вообще было интересно послушать различные партии уже давно знакомой песни отдельно.

DANGEROUS

Для начала Бред рассказал как записывался Dangerous. А Dangerous записывался с пивом «Корона». В этом было основное отличие команды Bad и Dangerous. Если во время Bad все было абсолютно трезво — никакого спиртного, никаких тем более наркотиков, то во время сессий Dangerous Бил Боттрелл стал приходить с бутылкой пива… Таким образом и вся команда подсела на пиво, кроме самого Майкла, разумеется. Майкл НИКОГДА не пил — это Бред подчеркнул особо. Всё, что позволял себе Майкл, так это постоянно и очень громко жевать жвачку, что порой всех ужасно раздражало… Жвачка изо рта Майкла практически не вылезала, и Бред откровенно не понимал, как можно было так долго жевать. Методы работы Брюса Свидена и Била Боттрелла сильно отличались. Во-первых, у Брюса нельзя было позволить себе пиво или чего-то ещё. У Брюса было всё четко, трезво и точно организовано — он профи высочайшего класса. Что касается Била Боттрелла, то в работе с ним присутствовала такая вот рок-н-рольная полу-андеграундная атмосфера, которая определенно (судя по всему) импонировала Бреду и которая сказалась, конечно, на самих треках. В первую очередь Бред разобрал песни, которые были сделаны с Билом Боттреллом, а затем «вернулся» к Брюсу Свидену.

Обычно рабочий день начинался в 12. Бред приходил к 10 для того, чтобы всё приготовить, сварить кофе и т.д. Майкл приходил примерно так же вместе со своим тренером по вокалу и распевался ДВА ЧАСА — каждый день. Бывало во время распевок  он начинал ходить по кругу лунной походкой, или отрабатывал какие-то танцевальные движения. То есть он всё время тренировался, все время развивался, не останавливаясь.

Для начала была поставлена Black or White (два, кажется, промежуточных варианта), там, где ещё нет рэпа. Никаких специфических моментов, рассказанных о записи этой песни я не помню. В основном там просто было слышно музыкальное развитие. Единственное, на что Бред обратил внимание — это на определённые звуковые эффекты, свойственные именно Билу. Затем Бред поставил Monkey Business — эта песня ему определённо очень нравится. Мне тоже — очень. НО я считаю, что She drives me wild была им «опущена» совершенно незаслуженно. Дело в том, что именно эти две песни боролись между собой за право включения в окончательный релиз. Он говорил — ну вот сравните эту песню и She drives me wild… и глубоко вздохнул. Выбор Бреда очевиден и всё по той же причине — Monkey Business более рок-н-рольная, однако She drives me wild несомненно гораздо богаче в плане звука, не говоря уже о том, что в концепцию альбома она вписывалась гораздо лучше.  Так что лично для меня выбор Майкла в пользу второй полностью понятен и очевиден. Несмотря на то, что я очень люблю Monkey Business, тем не менее у песни She drives me wild есть много преимуществ. Но рок-н-ролла там меньше, да, вернее, его там нет фактически.

Затем была поставлена Who is it — одна из заключительных демок, но не альбомная версия. Разница с альбомной версией там незначительна — в основном в мелкой ударной партии на заднике и немного в гармонии сопровождения. Затем была поставлена Dangerous — та версия, которая вошла в Ultimate Collection. Самый первый звук в этом треке — это звук падающей на Майкла стенки кабины и его вскрик при этом. Это не стали убирать, таким образом вот этот грохот и вскрик стали началом для песни. Все, скорее всего, уже знают эту историю, но я вкратце перескажу для тех, кто, возможно, не читал и не слышал. Майкл во время записи любил подтанцовывать и ему вечно не хватало места. Поэтому он постоянно расшатывал перегородку, пытаясь её отодвинуть и таким образом расчистить для себя место. А во время записи в кабине был не только Майкл с микрофоном и наушниками, но ещё и пюпитр, горячая вода, потому что он вечно мерз и ещё необходимые в процессе записи вещи, которые поштучно я не запомнила. Стенка окончательно потеряла равновесие во время сессий к песне Dangerous. Но дело в том, что тем, кто сидит за пультом обычно не видно того, что происходит в кабине (так было задумано), то всё, что услышали за пультом, это «бум» и вскрик Майкла… и тишина… Когда они пошли посмотреть что же там такое, то увидели упавшую стенку, гору принадлежностей (то есть на Майкла упала перегородка, ударив его по затылку и сбив с ног, а сверху полетели все те вещи, которые были там для записи — т.е. пюпитр,  горячая вода, аппаратура и т.д.), а под всей этой кучей лежал Майкл и смеялся.

Далее Бред рассказал о том, как была создана Give in to me. Было дело, когда они втроем — Майкл, Бил Боттрелл и Бред сидели и обедали. И Майкл часто во время таких перерывов начинал всех расспрашивать обо всем — что любишь, как живешь, что в детстве было, о детях, о жене и т.д… Таким образом Майкл узнал о том, что Бред и Билл — любители рок-н-рола. А Майкл не слышал многого, о ком они ему рассказали. Тогда Бил пошел в музыкальный магазин и накупил пластинок, среди которых были и альбомы Led Zeppelin. Майкл, послушав, захотел сделать что-то в том же духе — то есть в духе Роберта Планта и Led Zeppelin. Билу понравилась идея, он взял гитару и начал подбирать аккорды и мелодию, Майкл в то же время вместе с Билом начал искать мелодию и подбирать слова. Вот так вот и родилась песня Give in to me. На весь процесс её создания (не обработки, а именно создания) ушло три-четыре часа. Всё это записывалось на плёнку, все это осталось у Бреда. У нас не было, к сожалению четыре часа, чтобы услышать весь процесс, но Бред выбрал на его взгляд самые интересные моменты создания этой песни и сделал своеобразные «выжимки» этого процесса, занявшие по времени 10-15 минут. Т.е. процесс буквально с нуля и до оформившейся композиции. В этом отрывке была не только музыка, но и паузы, разговорные фразы (в основном Майкла, когда он просил сделать так или иначе). Я это описываю так подробно для того, чтобы дать понять, что эти 10-15 минут была не сплошная музыка, как лично я поняла читая этот отзыв . Когда я его читала, у меня промелькнула такая мысль, что песню сильно обрезали, чтобы уместить на альбом, а на самом деле в демо-версии она длится десять минут… На самом же деле Бред поставил просто вырезки из рабочего процесса (ниже ролик с you-tube — это именно та нарезка, которую включал Сандберг):

и демо-версия песни в первом приближении получила вот такой вот вид:

Здесь, конечно, качество не ахти… Т.е. я хочу сказать о том, что то, что на альбоме — и есть самая лучшая и окончательная версия. Вообще, то, что Майкл выпускал — это и есть САМОЕ ЛУЧШЕЕ, то, что было доведено до совершенства.

Поэтому писать «мы его совсем не знаем» не совсем корректно, особенно относительно семинара Бреда. Да, имелась возможность посмотреть на рабочую сторону процесса записи музыки, мы услышали какие-то демо. Но самый основной эффект — это хорошая аппаратура. Поэтому человек, который всегда слушает музыку Майкла Джексона через колонки монитора, или через дешёвые наушники-вкладыши, конечно впадает в шок от этого обилия звука, на него обрушивающегося. Но вот у меня наушники хорошие, фирмы JBL, поэтому лично я в плане звука ничего нового для себя не услышала. Поэтому могу сказать абсолютно точно: Майкл для своих поклонников ВСЕГДА отдавал самое лучшее. Нет ничего в «загашниках» такого, что было бы лучше того, что он выпустил. Чтобы это услышать просто приобретите хорошую акустику и ради всего святого, люди, не слушайте, пожалуйста, музыку в формате MP3 — это преступление!!! Вот отсюда и возникают такие отзывы о том, что «мы его совсем не знали». Узнать нетрудно. Надо просто слушать. И тогда при условии несжатого формата и хорошей акустики Вы услышите ВСЕГО Майкла — самое лучшее, что было у него, то, что он подарил ВСЕМ НАМ (а не только каким-то группам «избранно-посвящённых», у кого есть деньги и возможности на участие в подобных мероприятиях)…

Далее Бред «вернулся к Брюсу Свидену» и рассказал о процессе создания Keep the Faith — о том, как у Майкла трижды в том же самом месте срывался голос (было слишком высоко), и он не мог спеть эту песню так, как он хотел и плакал из-за этого, потому что он очень хотел включить эту песню в альбом. Поэтому песня была полностью переделана — транспонирована в более низкую тональность для того, чтобы Майкл смог спеть. Это нормальный процесс — то, что когда человек становится старше, его голос становится ниже. Майкл уже не мог брать такие высокие ноты, какие он брал в двадцать лет. И, когда наконец эта песня получилась, Майкл пел её с такой силой и так отдавал во время этого процесса, что Бред сказал, что чувствовал, как будто таким образом Майкл говорит им всем «спасибо» за то, что они так долго возились с этой песней и дали ему возможность всё-таки включить её в альбом. Ни о каких «Майкл спалил Dolby» речи не было. Бреда переспросили, «правда ли Майкл что-то там «спалил» во время такой отдачи при исполнении песни», на что Бред ответил, что Майкл ничего не палил, он просто пел с такой силой, что Бреду казалось, что таким образом Майкл пытался им всем — всей команде — сказать «спасибо»…

Одна из демок, которые лично меня особенно потрясла (до слёз), это, разумеется Stranger in Moscow. Отличалась от альбомной версии отсутствием монолога следователя в конце, а также обработкой. Основным инструментом сопровождения там была гитара и ударные… немного клавишных, если я ничего не путаю.

Мы услышали также несколько версий Earth Song различного периода (1988 и сессий Dangerous). В версии 1988 года в сопровождении только клавишные и немного другое строение песни. Конечно мало слов. В версии из сессий Dangerous песня уже приняла примерна такую форму, какой она представлена в альбоме HIStory, с той только разницей, что блюзовое развитие в 1992 году (кажется) начинается после первого куплета, затем песня уходит во второй куплет — то есть было чередование. В альбомной же версии песня четко поделена на две части: пролог и развитие… Т.е. немного логичнее построение в результате (т.е. в альбоме) получилось, более эмоциональное, я бы сказала.

Ещё одно меня в очередной раз поразило до глубины души. Бред препарировал Blood on the Dance Floor так же, как он до этого препарировал Bad. Во время этого он оставил только дорожку бэков (бэки там как и было чаще всего, были исполнены только Майклом). На подпевках в Blood on the Dance Floor  мы слышим четырёх Майклов, а точнее обращение септаккордов (НЕ доминантовых), но КАКОЕ!!! Говоря о том, что так не сможет никто, кого он знает, Бред не солгал. Некоторые аккорды включали в себя интервал малой секунды. Спеть это в аккорде (поверьте) НЕВЕРОЯТНО сложно. Для того, чтобы спеть такой аккорд нужно обладать не только абсолютным слухом, но и что еще более важно ИДЕАЛЬНЫМ интонированием. Это просто высший пилотаж и я очень благодарна Бреду за такую препарацию, ибо слушая альбомную версию этой песни я, конечно, слышала септаккорды, но за всеми инструментами я не слышала ВСЕГО. Это, поверьте, просто высший пилотаж… впрочем, кто бы сомневался…

HISTORY

Во время сессий к HIStory Майкл разрешил приносить в студию камеры, поэтому Бред показал кое-какие кадры из студии Hit Factor в Нью-Йорке. Была возможность увидеть и хор Крауча (то, как они распеваются) и симфонический оркестр филармонии Нью-Йорка и их работу над They Don’t Care About Us. Мы увидели, как вся команда, дружно взявшись за руки (вместе с Майклом, конечно), поёт госпел Jesus loves me. Не могу представить оригинал того, что мы увидели, но в качестве освежения памяти вот нашла в исполнении Уитни Хьюстон (все наверняка слышали этот госпел в фильме Телохранитель).

Еще мы увидели кадры, где Майкл вместе с Шоном Ленноном экспериментирует на каком-то музыкальном инструменте, название которого я, увы, не знаю и не запомнила… Для Майкла тоже, судя по всему, этот инструмент был неизвестным до того дня. Еще увидели рождественский праздник, устроенный в сентябре в студии специально для записи рождественской песни. Устроил его, понятное дело, Майкл, поскольку всё должно быть фундаментально. Бреда Сандберга нарядили Дедом Морозом.

Ну и, наконец, видео записи Childhood. Я не могу сказать, что это видео меня поразило НАСТОЛЬКО сильно, как до этого поразило предыдущих авторов. Дело в том, что Майкл в этом видео все равно (как мне показалось) немного зажат. Я просто это услышала, да и видно это было, откровенно говоря. Потому что в альбоме пение ГОРАЗДО искренней и проникновенней, чем в этом видео, серьёзно. Конечно, Майкл ЗНАЛ, что поставили камеру, не думаю, что Бред это сделал без его ведома. Фактически исполнение Childhood в данном видео мало чем отличается от исполнения песен на концертах. Ну да, нет музыкального сопровождения, ну да, на Майкле наушники… но в общем-то и все отличия… Нет, дорогие мои, в альбоме HIStory — именно там — полный спектр эмоций этой песни. Имеющий уши да услышит. Да, безусловно, это интересно — посмотреть на то, как артист (тем более Майкл Джексон) поёт песню в студии для записи. Но тем не менее… правда, НИЧЕГО кардинально нового.

Ещё пара абзацев, и я закругляюсь. На вопрос о том, какими инструментами владел Майкл, Бред ответил, что главным инструментом Майкла был его голос. Он прекрасно владел перкуссией (битбоксингом). Но Бред не помнит, чтобы Майкл играл на чем-то — разве что наигрывал мелодию на фортепиано или брал какие-то отдельные аккорды на гитаре. Самой любимой инструментовкой Майкла были симфонический оркестр и гитара.

Я, конечно, упустила из обозрения несколько песен, о них Вы наверняка читали, или сможете прочитать в той подборке отзывов, которую я оставила именно по семинару Бреда Сандберга. Я рассказала именно о том, что лично меня поразило и впечатлило больше всего.

Огромное спасибо Бреду, огромное спасибо всем, кто трудился для того, чтобы это событие состоялось.

PS: единственное — то, что меня никак не отпускает и то, что я сейчас озвучу.

Не пытаются ли нас убедить в том, что то, что было выпущено Майклом — это так, фигня, а то, что осталось в загашниках (и то, что $ONY с Эстейтом на пару сейчас яростно «обрабатывают», а точнее УРОДУЮТ и УБИВАЮТ) — это и есть «самое оно»???

Но я же СЛЫШУ, что это совсем не так… 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.