Лиса Мария Пресли: полное интервью журналу Rolling Stone (с дополнениями)

© автор и переводчик всех использованных в работе материалов — Air-space

Случилось так, что на днях я попыталась ответить человеку, не являющемуся поклонником Майкла Джексона, на вопрос о браке Майкла с Лисой Марией Пресли — о том «были ли они счастливы в браке?».  Для аргументированного ответа мне пришлось погрузиться в старые публикации, после чего мне очень захотелось опубликовать свою личную подборку-исследование на эту тему в дополнение к уже имеющимся материалам, взяв за основу этого исследования всего лишь одно интервью Лисы Марии и некоторые выдержки и цитаты из других источников информации. И то, с чего мне хотелось бы начать, это маленькое заявление Майкла Джексона в ответ на интервью его бывшей жены журналу Rolling Stone в 2003 году:


Майкл Джексон ответил на недавнее интервью Лисы Марии Пресли журналу Rolling Stone. Он сказал в заявлении: «Майкл Джексон желает Лисе Марии всего наилучшего в этом мире. Тем не менее, в качестве комментария к чему-либо, относящемуся к их браку, будучи джентльменом Майкл предпочитает не отвечать».

Источник


Это было первое и единственное интервью, на которое Майкл Джексон ответил своей бывшей жене публично. Именно поэтому меня оно заинтересовало настолько, что мне захотелось найти его полную версию. Оно оказалось достаточно большим и в переводе заняло 17 страниц печатного текста, но тем не менее мне не хотелось бы его сокращать, поскольку ВСЯ информация, которая там даётся имеет большее или меньшее значение как в характеристике Лисы Марии, так и в ответах на многие вопросы, связанные с их браком и разводом.

Но перед тем, как начать разбор этого интервью, мне хотелось бы ответить на вопрос: «были ли они счастливы в браке?» По-моему самое наглядное свидетельство того, что в браке они действительно БЫЛИ счастливы некоторое время дают фотографии первых месяцев. Хотелось бы также привести свидетельство фотографа, который снимал пару несколько месяцев спустя после заключения брака 26 мая 1994 года.


Интервью с фотографом Диком Зиммерманом 27 августа, 1994 года

Источник + источник

Вопрос: Как долго вы знакомы с Майклом Джексоном и Лисой Марией и как вы познакомились?

Впервые я познакомился с Майклом Джексоном в 1982 году. Это был я, кто делал обложку для его альбома «Триллер». После нашего знакомства он поручил мне сделать фотографию, которая и украсила обложку его альбома. Что касается Лисы, я знаю её в течение многих лет. Она была маленькой девочкой, когда я впервые фотографировал её мать, Присциллу 18 лет назад.

Вопрос: Вы подозревали о существовании романтических отношений между ними?

Совершенно не подозревал. Не имел ни малейшего подозрения. Я знал, что Лиса знакома с Майклом, но никогда с ним не контактировала – у меня не было ни малейшего подозрения на то, что между ними что-то серьёзное. Я очень удивлён этим браком, но я также думаю, что нет ничего более логичного. Майкл – невероятная суперзвезда, и Лиса также входит в отдельную категорию из-за своего отца. Она также сможет стать суперзвездой, если начнёт записываться. Союз между этими двумя людьми — настолько же популярными, насколько известными – это просто идеальное «равенство». Если я могу верить в то, что я видел в течение дня, проведённого с ними, сначала делая фотографии, а потом выбирая их, я могу сказать вам, что нечто вроде магии исходило от этой молодой пары. Я на самом деле когда прибыл не знал, что меня ожидает, но то, что я увидел, заставило меня думать о картине, в которой двое влюблённых ведут себя так, как будто они одни во всём мире, не смотря на толпу, которая окружает их. Это может происходить только тогда, когда двое людей очень глубоко заинтересованы друг в друге.

Как и все, я слышал много сплетен, окружающих их брак, в течение нескольких недель. Но это было необходимо для меня – увидеть их своими собственными глазами, и поработать с ними, чтобы понять глубину и чувственность их любви. Той любви, которой они не скрывали от меня. Для того, чтобы это увидеть достаточно посмотреть на мои фотографии, особенно те фотографии, которые я сделал с Лисой. Есть такой тип отношений, которые не могут быть подделкой и разыгрываться по сценарию, даже если актёры очень хорошие.

Фактически мне не нужно было направлять Майкла и Лису. Мне не нужно было, например, просить их обняться. Они спонтанно и естественно делали это. Они разговаривали друг с другом очень нежным тоном, тоном двух людей, которые очень сильно любят друг друга.

Это так, как будто ты видишь двух влюбленных на улице, и они ведут себя так, как будто вокруг них нет больше никого. Я видел это своими собственными глазами.

Если вы посмотрите на фотографии, вы обратите внимание на то, что что-то происходит, особенно с Лисой…

Проведя с ними весь день, я увидел нечто волшебное. Они разговаривали друг с другом очень тихо, как могут разговаривать любовники. Для первых кадров я попросил их встать рядом друг с другом. Они немедленно обнялись и Лиса крепко прижалась к Майклу. Я попросил Лису сесть в кресло, и Майкл встал на колени рядом с ней. Он положил свою руку на спинку, взял её за голову и прижал её голову к своей груди в то время, как Лиса нежно взяла его за руку.

В перерывах они шептались и хихикали друг с другом. Они были так счастливы, что было очень трудно сконцентрировать их внимание на камере. Они были очень глубоко погружены друг в друга.

Они так счастливы на этих фотографиях. Майкл пометил X-сами те, которые ему понравились, и целые страницы с фотографиями были помечены X-сами. Но те, которые с Лисой – на которых они счастливы – были его самые любимые.»

Untitled-1

Фотографии в полном размере с этой фотосессии можно посмотреть здесь


Я тоже вижу на этих фотографиях любовь, причем взаимную любовь. Такое трепетное и серьёзное отношение Майкла… Так что же произошло, что случилось, почему всё так быстро и катастрофически (с учетом последствий для обоих, о которых будет сказано ниже) рухнуло?

Майкл Джексон в своих беседах со Шмули Ботичем, которые каким-то образом оказались записанными на плёнку и были опубликованы после его смерти, (знал об этой записи Майкл или нет, мы теперь никогда, увы, не узнаем) объяснил основную причину развода коротко, но ясно:


Майкл Джексон: личные откровенные разговоры со Шмули Ботичем — приблизительно 1999 — 2001 гг.

Я хотел детей, а она нет.

— Она чувствовала, что у неё уже есть дети.

— Да, но она обещала мне перед тем, как мы поженились, что первое, что мы сделаем, это родим детей. Так у меня разбилось сердце, и я ходил по дому всё время с куклами младенцев в руках и плакал – вот так сильно я хотел детей. Я очень твёрдо решил иметь детей. И это разочаровало меня – то, что она не сдержала своего обещания мне, понимаешь? После того, как мы развелись, она всё время общалась с моей матерью. У меня есть все её письма, в которых она говорит: «Я рожу тебе девятерых. Сделаю всё, что ты хочешь», — и, конечно, пресса не знает обо всех этих историях. Она просто повторяла попытки месяцами, а я просто стал жестокосердным в какой-то момент. Я закрыл своё сознание для всей этой ситуации.

— Значит, она думала, что вы сможете быть снова вместе?

— Ха!

— Дети были основной причиной?

— Конечно.

— У неё были дети и она считала, что этого достаточно.

— У неё были свои, а я хотел, чтобы мы чувствовали себя одной большой семьёй, и чтобы у нас было больше. Просто… моя мечта иметь девять или десять детей – это то, чего я хочу.

— Ты всё ещё молод. Как ты считаешь, это может случиться?

— Да.

— Но тогда это означает, что нужно снова жениться.

— Да.

— Ты счастлив от такой мысли?

— Ха!… или усыновить.

— Возможно, Майкл, ты притягиваешь к себе не тот тип девушек, потому что ты знаменит?

— Это сложно. Это именно то, почему это сложно для меня. Это трудно. Это нелегко для знаменитости – быть женатым…


После смерти Майкла откуда-то появилась более подробная информация о том, что означало это «не сдержала обещание». Кто-то из его близкого окружения (возможно, Карен Фей, которая после смерти Майкла подружилась с Пресли) рассказал то, что Майкл однажды, после нескольких месяцев брака обнаружил, что его жена принимает противозачаточные средства. Можно только представить себе — КАКОВО было его разочарование. Особенно, с учетом того, что он уже познакомился со своей тёщей и понял в какой среде и семье воспитывалась Лиса. Впрочем, об этом рассказал однажды её дядя: «Элвис не был человеком с предрассудками, но он не верил в межрасовые браки». Грубо говоря, Лиса Мария родилась и воспитывалась в семье расистов. Мог ли этого не понять Майкл? Думаю, вряд ли. Поэтому нет ничего странного в том, что когда он обнаружил, что его жена его ОБМАНЫВАЕТ, он очень разочаровался в ней и понял, что вероятнее всего она НИКОГДА не захочет родить ему ребёнка (потому что не хочет иметь би-расовых, т.е. НЕбелых детей), так и продолжая кормить его обещаниями.

Кроме того, лично я не вижу НИКАКИХ препятствий к тому, чтобы Лиса выполнила своё обещание, кроме её собственного очевидного нежелания. На момент брака с Майклом ей было уже 26 лет, она была очень богата, не работала, вышла замуж очевидно (и она сама так говорила всегда) по любви.

Сказать по правде, Майкл всегда относился к браку довольно скептически — об этом есть немного и в Мунвокере. На то было множество причин, одной из которых, и, возможно, самой основной, являлся личный пример его семьи и пример браков его старших братьев.


Майкл Джексон: личные откровенные разговоры со Шмули Ботичем — приблизительно 1999 — 2001 гг.

Вопрос:  Как ты относишься к мужчинам, которые не верны своим жёнам?

— Не думаю, что это хорошо, но я понимаю это. Знаю, что это странный ответ.

Вопрос: Ты находишь женщин, которые влюбляются в тебя постоянно, как в мега-звезду, поэтому ты не судишь неверных мужчин, потому что иногда ты приписываешь эту вину женщинам, которые делают себя доступными?

Я не сужу их, потому что женщины могут делать такие вещи, которые делают мужчин очень несчастными.  Я видел это на примере своих братьев. Я видел, как мои братья плачут, вырывая траву из земли от негодования из-за своих жен.

Вопрос: Ты считаешь, что многие из их жён были более заинтересованы в их успехе, а не в них самих?

— Абсолютно. Они были с ними в браке из-за их денег. Поэтому я сказал сам себе, что я никогда не женюсь. Я продержался дольше всех. Я оставался дома до 27-ми или 28-ми лет.

Вопрос: Так являлось ли частью твоей симпатии к Лисе Марии то, что у неё были свои деньги и своя собственная слава и ты не должен был тревожиться из-за того, что она была заинтересована в тебе по другим причинам?

— Абсолютно, и она не взяла ни единого пенни. Она ничего не хотела от брака (в этом смысле). Она зарабатывает около миллиона долларов в год от продажи сувениров Элвиса и всего, что с ним связано. Она не была со мной, чтобы что-то взять, понимаешь…

Майкл всегда говорил о Лисе Марии с расположением и уважением, кроме одного исключения, когда он рассказал мне, как она хотела, чтобы он присоединился к сайентологии и давила на него…


Но Майкл поверил, Майкл полюбил — это видели все, в том числе и его поклонники… Майкл был настроен иметь настоящую семью. Он был к этому готов. Но была ли готова его жена? И вообще чего она хотела от этого брака, если ОЧЕВИДНО не хотела рожать детей?

Интервью, которое она дала журналу Rolling Stone, отвечает на многие вопросы и даёт вполне четкое представление о Лисе Марии — о том, какой она человек. По ходу этого интервью я буду вставлять в качестве комментариев другие материалы для более полной картины. (Я старалась перевести это интервью без какой-либо предвзятости (именно поэтому я публикую ПОЛНЫЙ перевод) и отложив в сторону эмоции). Отношение журнала Rolling Stone к Майклу Джексону известно всем ещё с конца восьмидесятых, когда они позволили себе относительно этого артиста то, чего никогда не позволяли относительно других. Так что не стоит удивляться вопросам интервьювера.

Меня больше интересовали ответы Лисы. Как, думаю, и Майкла в своё время, когда он решил почитать — что имеет его бывшая жена рассказать о нём в таком серьёзном издании (это не сарказм — Rolling Stone не является бульварной желтой прессой). Обложка этого выпуска говорит сама за себя (см. ниже).


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Источник

Дочь Элвиса, бывшая жена Майкла Джексона. Лучше вам поверить в то, что она имеет что рассказать. В своём открытом интервью она рассказывает о своих трёх браках, о своём отце и о своей влюблённости в Дарта Вейдера.

«Нет больше никаких причин осторожничать», — объясняет Лиса Мария Пресли, — «Потому что всё в этом альбоме. Это очень расстраивает, когда сидишь со всем этим годами, не сказав ни слова. Я хочу, чтобы это было понятным – то, откуда я пришла». Тридцать пять лет в мире, который бомбардирует её своим взглядом на то, кто она такая есть, кем она была и кем она должна быть; тридцать пять лет пристального внимания, которое началось ещё до того, как её глаза впервые открылись; тридцать пять лет в качестве дочери первой и наиболее известной рок-звезды; тридцать пять лет попыток сориентироваться в позолоченном, но предательском пути жизни, предложенном ей… и сегодня Лиса Мария Пресли собирается выпустить свой первый альбом «To Whom It May Concern». «Вы хотите знать кто я и что я – всё там», — говорит она. Он и о том, как я испорчена (fucked up / засрана) или о том, какая я сумасшедшая, или расстроена, или глупа, или вы можете называть это так, как хотите. Это я, и это обо мне, и это единственная причина, зачем я делаю это».

В течение этих лет она в большинстве случаев избегала говорить публично. (Конечно, было весьма сюрреалистичное интервью в прямом эфире с Дайаной Сойер, в котором она принимала участие вместе со своим вторым мужем Майклом Джексоном, но мы узнаем всё по этому поводу.) Сегодня, найдя причину для того, чтобы говорить, Лиса Мария Пресли оказывается не такой женщиной, которая стесняется в выражениях или уклончиво ускользает от щекотливых тем. После тридцати пяти лет с прикушенным языком теперь, если она собирается говорить, она предпочитает говорить свою правду такой, какая она есть в реальности, а не некую тщательно продезинфицированную её версию. Но сначала…

«Нет, нет, нет! Вон! Вон!», — кричит она, разрывая наше рукопожатие, во время нашего знакомства в её доме, расположенном в закрытом сообществе к северу от Лос-Анджелеса, случившимся как раз перед самым Рождеством. У павлина кризис. Она двигается полусогнувшись в сторону задней двери дома, с руками, выставленными вперёд, выгоняя питомца Пресли – павлина – обратно на улицу. «Павлин в доме», — объясняет она (излишне), а затем готовит нам обоим чай.

На ней футболка с тура группы Blue Oyster Cult 1982 года  поверх рубашки с длинными рукавами. В доме играет альбом альбом Sea Change группы Beck – как будто нарисованные сумраком, яркие уличные гимны уводят за собой. Я не ожидал, что буду смущен тем, как она выглядит, но в первые минуты было именно так. Её сходство с отцом ещё поразительнее и экстремальнее, когда видишь её во плоти, а не на фото. Есть в этом что-то, приводящее в замешательство, когда видишь эти прекрасно знакомые, но ушедшие от нас, культовые черты, парящие на реальных плечах – живые и в движении.

Я был также несколько удивлён, узнав, что пока мы говорим, её первый муж, Денни Кео, находится в соседней комнате и делает домашнее задание с их двумя детьми – Дэниэль, 13 и Беном, 10. (Дети сейчас учатся в средней школе.) Вскоре Кео с детьми зашли к нам. Дети всё ещё хихикали по поводу своего урока о фараонах, и их хихиканье только усилилось к концу из-за одинаковости звучания слов «сфинкс» и «сфинктер».  Кео пожал плечами. «Я соперничаю с видео, мужчиной и видео-играми», — отмечает он. Он кажется приземлённым и дружелюбным, и мы с ним делимся впечатлениями об английских ситкомах. («Он мой абсолютный, самый лучший в мире друг,» —  скажет нам позже Лиса Мария, – «Самая умная вещь, которую я когда-либо сделала, это та, что родила детей от этого мужчины, потому что я знала, что это единственный мужчина, с которым я могла бы быть связана до конца моей жизни».)


Хммм… Ну что ж, сразу становится весьма интересно. Первое и основное. Хорошо известный факт — то, что Лиса Пресли начала активно сотрудничать со всеми возможными средствами массовой информации, включая радио и телевидение, ИМЕННО с начала 2003 года. И, конечно, в каждом своём интервью она говорила о Майкле Джексоне. Часто весьма некрасиво и недружелюбно, а порой за гранью приличия (то, как это было, например, на радио-передаче Говарда Стерна)… оказывается вот в чем причина подобного пиара…

Лиса Мария Пресли в начале 2003 выпустила свой ПЕРВЫЙ альбом…

Ещё один интересный момент, на который, думаю, все обратили внимание. Дэнни Кео (её первый муж — САЕНТОЛОГ, как и она сама) так и живёт вместе с Лисой Марией в одном доме. Как это было и при Майкле, который не знал просто как к этому относиться (как позднее — в 2010 году — нам рассказала Лиса в своём интервью Опре)… Но Майкл терпел и смирялся, думая, очевидно, что Лисе нужно просто время, чтобы отойти от первого брака. Ведь всё действительно случилось слишком быстро — Лиса и Майкл поженились всего через месяц после развода Лисы с Дэнни Кео. Майкл любил…


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Немного погодя мы выходим наружу, несмотря на то, что там холодно и ветрено – так, чтобы Пресли могла покурить. Она не будет курить внутри. «Я не хочу заполонять моих детей этим только потому, что у меня отвратительная привычка». Она курит с пятнадцати лет, она привыкла до того, как кто-то сказал ей о том, что сигареты вредны. «Я не употребляю наркотики с восемнадцати лет, но это единственная вещь, которая имеет меня и бьёт меня по заднице, и с которой я не могу ничего поделать», — говорит она. Самое долгое, на сколько она могла остановиться, это три недели. «Я готова завязать, но до сих пор не знаю как.»

Кео везёт Бэна к дантисту, поэтому Дэниэль выходит к нам. Она морщится, когда оказывается рядом с матерью. Пресли не избегает трудных тем в присутствии дочери. Фактически дочь часто принимает участие в беседе, часто поддразнивая свою мать. Павлин проходит мимо нас и Лиса Мария объясняет, что это девочка и её зовут Хонки. У них ещё есть три собаки. Пресли упоминает, что она имела павлинов в Грейсленде. «Но я была ужасна,» – добавляет она, — «Я гоняла их повсюду на своём гольф-карте.»

«Как лягушек?» – спрашивает Дэниэль.

«Шшшш,» – упрекает Пресли, искренне расстраиваясь. Я настаиваю на объяснении.

«Нет,» – говорит она, — «Ничего существенного. Я была сумасшедшим ребёнком».

«Можно я расскажу?» – спрашивает Дэниэль.

«Давай, рассказывай», — вздыхает Пресли, сдаваясь.

«Она давила лягушек гольф-картом. Специально.»

«Это было абсолютно случайно», — настаивает Пресли, — «Мои друзья могли положить их туда. Я не знала. Это было ужасно».

«Что с тобой не так?» – дразнит её дочь.

«Много чего», — вздыхает она.

«Маленькие дети иногда так делают», — говорю я.

Дэниэль хихикает. «Она была маленьким ребёнком другого сорта», — говорит Дэниэль.

Лиса Мария Пресли родилась 1 февраля 1968 года. Её родители – Элвис и Присцилла – были вместе до тех пор, пока ей не исполнилось 4 года, после этого она жила со своей матерью в Лос-Анджелесе, но могла регулярно приезжать к своему отцу, обычно в Грейсленд. Её первый сингл Lights Out рефлексирует над этим наследием прошлого:

And I was crying every time I’d leave you / И я плакала каждый раз, когда мне нужно было покидать тебя

Then I didn’t want to see you / После этого я не хотела тебя видеть

I still keep my watch two hours behind / Я до сих пор держу свои часы на два часа назад

Это именно то, что она сделала – оставила свои часы на времени Тенесси, привычка, которой она придерживалась в течение многих лет после смерти своего отца.

Когда она была маленькой, она переживала за своих восьмерых (или что-то около того) Барби. «У них была своя жизнь наряду с моей, и я каким-то образом потеряла себя», — говорит она, — «Мне нравилось быть в том мире. Я имею в виду то, что я была очень несчастным ребёнком. Я не знаю почему. Я знаю, что я была трудна для понимания и я была тяжёлым ребёнком, и люди думали, что мне было по-настоящему грустно. Думаю, что я просто была немного более глубока, чем остальные дети в моём возрасте, когда я была маленькой».

Вместе с Барби у неё был Снупи, которого она наряжала и брала с собой в школу. «У меня не было друзей, поэтому я хотела, чтобы он был моим другом», — говорит она – «Он протянул годы. У него отвалился нос, и я пришила его на место. Он стал таким грязным, и кто-то в конце концов выбросил его». (Пресли до сих пор имеет трёх Снупи в своей спальне и любит спать с одним из них в отсутствие детей или партнёра.)

Потом была музыка. Всегда музыка. За несколько недель до нашего первого разговора Пресли собирала свою самую первую музыкальную группу: для выступлений на ТВ, и, возможно, живых концертов, и просто для того, чтобы быть уверенной, что она может делать это, потому что до настоящего времени она этого никогда не делала. Её мать пришла на одну из репетиций. «Она приняла это очень эмоционально», — говорит Лиса Мария, — «Она сказала: ‘Ты мне напомнила саму себя, когда тебе было три или четыре года. Ты ни с кем не играла. Ты не выходила на улицу. Ты просто сидела в своей комнате с маленьким плеером, слушая свои сорокопятки'». Лиса Мария помнит всё это: то, как она пряталась, слушала музыку, или пела с микрофоном перед зеркалом. «Мой отец застал меня за этим занятием», — рассказывает она, — «Уверена, он ловил кайф от этого. Он ставил меня на кофейный столик перед всеми и заставлял меня петь».

«Вероятно, все аплодировали?»

«Думаю да»

«Это много значило для тебя?»

«Я не знаю. Думаю, я была заинтересована в том, чтобы он гордился мной. Я делала это для него».

Она любила музыку своего отца. «Я всегда была взволнована, когда была с ним в туре», — вспоминает она, — «Когда он выходил, я просто теряла голову… понимаете?»

Но были ещё борцы за её внимание, как поклонницы. Она любила Дэвида и Шона Кассиди также, как и Элтона Джона. «Как-то на Рождество я попросила в подарок альбомы Элтона Джона», — рассказывает она, — «И мой отец сидел рядом со мной, когда я их открывала и такой: ‘Кто такой, черт возьми, этот сукин сын!’ и вышел. А после этого купил себе некоторые его записи: ‘Кем увлекается моя дочь за моей спиной?’ – и, думаю, он ходил на его живое выступление для того чтобы, проверить кто он такой.

Пресли иногда слушает музыку отца. «Когда у меня подходящее настроение», — объясняет она, — «Мне больше нравится музыка 70-х, потому что я росла в то время». Эта музыка даёт больше воспоминаний. Некоторые из них, печальные, в которые я погружаюсь, не были хитами на радио. ‘Mary in the Morning’, ‘In the Ghetto’, ‘Just Pretend’, ‘Solitaire’, Those I love’.

Ребёнком Пресли вела двойную жизнь: одну – дисциплинированную рядом со своей матерью, и другую, полную снисхождений в Грейсленде, которая, возможно, отозвалась затаённым чувством одиночества во взрослом возрасте. «Там не было никого, кто бы присматривал за мной, и все боялись моего отца, а он спал. Поэтому, если представлялся подходящий случай, я становилась тираном… Если он спал, что он и делал в большинстве случаев в течение дня, я могла делать что угодно, пока меня не звали в его комнату, если я заходила слишком далеко. Я была ужасна. Люди могли дать мне фотоаппарат, чтобы я пошла и пофотографировала, а я брала деньги и говорила, что сделаю фотографии отца, а затем я выбрасывала этот фотоаппарат где-нибудь. Я была ужасна. Фанаты всегда сидели на деревьях и просили меня подъехать поближе к ограждению, когда я проезжала мимо в гольф-карте, я могла сделать какую-нибудь гадость или закинуть чем-нибудь. Это было странным, потому что я могла играть и услышать крик: ‘Кто-то перепрыгнул через забор’ – а они всё время перепрыгивали через забор, а я на самом деле очень боялась. Например, они могли ходить за мной и говорить: ‘Привет, я – Присцилла и я готова пообедать’, — а это был мужчина. Там происходило много сумасшедших вещей».

Пока она рассказывала мне это, мы сидели на улице, в темноте и холоде, на заднем дворе её дома. («Роберт Блейк построил этот дом, когда снимал Баретту [американский криминальный сериал – прим. Air-space]», — замечает она.) В саду раздаётся шелест и неуловимый темный признак какого-то движения…

«Это», — говорит она, – «была крыса».

Над нами раздаётся ещё шелест, я поднимаю голову и вижу на фоне темного неба силуэт Хонки, сидящей на ветке прямо над нами.

«Это значит,» – говорит Пресли, — «что мы – цели, и нам лучше двинуться отсюда».

На кухне Дэниэль спрашивает пойдут ли они завтра на Рождественскую вечеринку Роб Зомби. Роб Зомби – один из их друзей. «Он такой милый,» – говорит Пресли, — «он и его жена Шерри». Они познакомились через одного из её ближайших друзей Джонни Рамона, о котором она говорит: «Думаю, мы оба довольно прямолинейные и не терпим никаких границ», — она смеётся и добавляет, — «Мы оба психованные кретины, на самом деле». Она даже не слышала ни одной песни Рамона до того, как они познакомились. «Когда я была подростком, меня интересовали Sex Pistols, Devo и им подобные вещи, но я никогда не слышала Рамона. Я была сильно влюблена в Сида Вишеса».

«Мужчина в твоём вкусе»… — вздыхаю я.

«Я знаю», — говорит она, — «если выстроить в ряд всех мужчин, с которыми я была, вы подумаете, что я психически больная».


В этой цитате я выделила рассказы Лисы Марии о детстве, которые я пока оставлю без комментариев, поскольку они ещё будут продолжаться до конца интервью. Единственное, что пришло мне в голову, когда я читала её рассказы о детских годах, было то, что скорее всего Майклу она рассказывала примерно то же самое — только в бОльшем объёме и в красках… И мне стало понятно чувство Майкла к Лисе… А также в связи с этими Лисиными откровениями мне вспомнились строчки из песни Heartbreaker:

Her actions confess and put me through the test / Своими откровениями она подвергла меня испытанию

I was surprised that I was caught inside / Я был удивлён, что попался…

Продолжим чтение:


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Источник

Пресли знает, что мир никогда не думал так  о ней (что она психически больная — см. предыдущую цитату — прим. Air-space) до её второго брака в 1994 году – с Майклом Джексоном. Она приходит от этого в бешенство, а также от упоминания о том, что она хотела чего-то ещё, кроме того, чего хотят обычные люди от брака. «Всё, что я получила от этого брака, было бурей дерьма,» — говорит она, — «и я вышла из этого. Сейчас люди говорят мне: ‘Ты выглядишь нормальной, ты выглядишь вполне собранной – чем, черт возьми, всё это было?’ Этот брак положил на мне клеймо: ‘О чем она, черт возьми, думала?’ – клеймо«.

Она говорит о том, что Джексон впервые попытался связаться с ней, когда она была подростком. Она получила сообщение от своего адвоката: «Он хочет познакомиться с тобой, он считает тебя очень симпатичной», но она наплевала на это: «Я была абсолютно влюблена в Дэнни [Дэнни Кео, первый муж – прим. Air-space], и я считала его странным и у меня не было никакого интереса во встрече с ним».

Несколько лет спустя её друг позвонил ей и сказал, что Джексон хочет послушать её демо.  Она не была заинтересована в том, чтобы быть вовлечённой в его лейбл, но её убедили, что это было бы по крайней мере вежливо – принять приглашение встретиться. Их представили в доме друга и вот так всё это началось.

«Он сразу же был со мной очень настоящим. Он немедленно пустился объяснять то, что он знал, что люди о нём думают и говорил, как есть на самом деле».

«И это было убедительно?»

«Да. Тебя засасывало в ‘ах, ты бедный, непонятый человек’.  Я падкая на такое. Затем мы сели поговорить, и он был таким… не таким, как я думала… Он был очень настоящим – он ругался, он был смешным, и я такая: ‘Вау!..’ Я попала во всё это: ‘О тебе в прессе пишут всё то же, что и о Говарде Хьюзе, а ты совершенно не такой'».

«Но почему он не хочет, чтобы люди узнали об этом?»

«Я не знаю. Я думаю, это работало на него для того, чтобы немного манипулировать с помощью такого имиджа. Барокамера, и всё это обезьянье дерьмо, и слоновье дерьмо. Это сделало его загадочным, и я думаю, что он считал, что это классно. Но всё это имело неприятные последствия, как это всегда бывает.

Я всегда говорила ему: «Люди бы не думали обо мне, что я такая идиотка, если бы они увидели кем ты, черт возьми, на самом деле являешься: то, что ты сидишь со мной, и пьёшь, и ругаешься и ты [fucking  / @@@@@@] офигенно смешной, и ты материшься, и у тебя не такой высокий голос всё время. Я не знаю, почему ты думаешь, что это работает на тебя, когда это уже не так'».

После того первого разговора они стали друзьями.


Что меня зацепило в первую очередь в предыдущей цитате? Здесь, как и во всём интервью, вполне четко и ясно проявляется забота Лисы о своём собственном образе перед общественностью — иначе говоря Лису очень сильно заботит, что и как о ней думают окружающие люди.

Второе: она здесь впервые выдаёт свою коронную мысль, которая сопровождала и сопровождает до сих пор (с учетом интервью 2010 года) все её рассказы и воспоминания о Майкле Джексоне. Она постоянно повторяет своё мнение о том, что Майкл был манипулятором. И это ЕЁ представление о Майкле Джексоне подхватили многие…

Третье — то, что выделено красным — это фактически уже выдумки Лисы (или попросту говоря — её враньё). Причем, это враньё можно опровергнуть даже не прибегая к свидетельствам других людей. В 1992 году у Лисы Марии Пресли не было выпущено НИ ОДНОЙ записи — она была замужем и воспитывала детей. Откуда, скажите пожалуйста, Майклу Джексону было догадаться (даже допустив то, что он был заинтересован в знакомстве с ней), что у неё вообще есть какие-то демо??? если только не от самой Лисы или её знакомых… И зачем Майклу Джексону искать такое странное знакомство с замужней женщиной с детьми? Мне всегда казалось, что Майкл Джексон, как супер-профессионал в своём деле, гораздо более СЕРЬЁЗНО относится к музыке…

Странно? Но не для Лисы Марии и не для журнала Rolling Stone, которые публикуют подобные женские фантазии на полном серьёзе. А вот знакомые, в том числе человек, в доме которого они познакомились, рассказывают о начале этих отношений немного иначе:


Выдержки из книги «Ребёнок-Невеста, автор Сьюзан Финстад (свидетельства очевидцев начала отношений Майкл Джексон — Лиса Мария Пресли)

Источник

Вспоминает Брэд Ливингстон (на фото справа от Майкла): У неё был талант, так же, как и красота, и имя, так что я подумал: «Вау! Предел – только небо! Какой имидж!» Я знал Майкла в течение шести лет или более того, и я подумал, что, может быть, смогу представить Лису Майклу Джексону. Я думал: «Эй, человек, который нам нужен – это Майкл Джексон, потому что он – артист; вместо того, чтобы иметь дело с бизнесменами, которые могли бы только установить её категорию и прокладывать путь наверх.» Брэд знал, что у Майкла был новый звукозаписывающий лейбл и он искал захватывающий, неоткрытый талант. А кто лучше Лисы Марии Пресли? «Я ни с кем это не обсуждал», — говорил Брэд, — «Я просто обдумывал это и продолжал свой бизнес, и думал, что однажды в будущем Лиса могла бы захотеть разговора с Майклом. Из того, что я мог видеть, я могу утверждать, что Лиса была разочарована в Джерри, как в представителе, потому что ей не понравилось то, что глава Sony в Нью-Йорке сказал ей, с чего она должна начать, и что она должна делать — и сказал ей то, что она должна ползти перед тем, как пойдёт«. Лиса хотела появиться, как полноценная звезда, и Майкл Джексон, по убеждению Брэда, мог помочь ей в этом…

[…]

Следующим шагом Брэда было то, что он позвонил Майклу Джексону. «Я сказал: ‘Майкл, что бы ты сказал, если бы я нашёл для тебя талант, который потенциально может быть номером один в мире звукозаписи – красивую девушку, с великолепным голосом, а также с репутацией которая бы осуществила мечты публики?’ И он ответил: ‘Что? Осуществила бы мечты? Кого ты имеешь в виду?’ Я говорю: ‘Лиса Пресли?’ и он сказал: ‘Что? Она не умеет петь!’, а я говорю: ‘Она умеет!’ А потом я спросил: ‘Ты когда-нибудь встречался с Лисой?’ и он ответил ‘Нет’…

[…]

Когда Брэд рассказал Лисе о своём разговоре с Майклом, она была оскорблена тем, что должна послать ему запись. Она сказала Брэту: «Забудь об этом, я сама проиграю ему свою запись». Лиса звонила Брэду постоянно после этого, настаивая на своей встрече с Майклом…

[…]

Лиса по мнению Брэда была той, кто хотел этих отношений. «Я думаю, что это была страсть женщины, которая влюбилась. А Майкл даже не был в ней заинтересован. Но он джентльмен, он также мог вести себя так потому, что не желал её развода с Дэнни. А она преследовала его. Друг семьи Боб Уолл, который услышал о свадьбе после свершившегося факта, подтвердил это.


Больше я не буду останавливаться на словах Лисы о том, кто за кем бегал ухаживал, и кто в ком был заинтересован. Факт в том, что Майкл-то, когда читал всё это, ЗНАЛ, как оно было на самом деле. Однако не думаю, что его возмутили именно ЭТИ слова его бывшей супруги (он сам создал или подтвердил эту легенду во время интервью с Дайан Сойер). В конце концов, желание женщины сохранить лицо понять можно…

Есть ещё в этой цитате — самое первое, как вишенка на торт — заявление Лисы Марии о том, что «всё, что она получила от этого брака было бурей дерьма»…

Т.е. взаимную любовь, серьёзное и трепетное отношение к ней Майкла (это видно даже из тех первых фотографий) и несколько месяцев вполне счастливой семейной жизни — Лиса Мария Пресли перечеркнула огромным жирным крестом и назвала «бурей дерьма»…

No comments… А ведь это только присказка, сказка будет впереди.


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

… А затем появились обвинения в развращении малолетних, и мир Майкла Джексона был взорван. «Когда всё это дерьмо стало распространяться», — вспоминает Пресли, — «он позвонил мне и рассказал свою версию истории, и это выглядело как вымогательство. Я поверила ему, потому что он был таким убедительным«. Она сильно хмурится. «Я не знаю… Я, по некоторым причинам, просто верила всему, что он говорил. Это очень странно, потому что очень немногим людям он позволяет увидеть себя тем, кем он на самом деле является – есть, возможно, только 5-6 человек, за исключением детей, кто видел его настоящим. Но когда вы видите…» Она улыбается. «Он не попал бы туда, где он сейчас находится, если бы он не был идиотом. Вы видите реального человека, который полностью противоположен тому, каким он себя преподносит публике». Джексон был атакован и это вызвало защиту Пресли. «Я попала во всё это ‘я тебя спасу, милый'», — говорит она, — «Я думала, что все те вещи, которые он делал – филантропия, забота о детях и всё такое – было удивительно, и, может быть, мы вместе могли бы спасти мир». Она делает паузу. «О-кей. Привет. Я была в иллюзиях. У меня в голове была романтическая идея о том, как я спасу его, и мы спасем мир».

Тогда она была ещё замужем, и они ещё не встречались, как парень и девушка. «Он часто мне звонил», — рассказывает она, — «очень мне доверялся. И это могло быть очень манипулятивным – я не знаю. Я проводила с ним всё больше времени, и я сделала ошибку, сказав, что я не была счастлива в браке – после этого начались ухаживания. И я развелась, возможно, быстрее, чем я бы это сделала в другом случае, и это, возможно, было одной из наибольших ошибок всей моей жизни».

«Когда ты говоришь «ухаживания», ты имеешь в виду ухаживания мужчины за женщиной?»

«Да. Цветы. Звонки. Конфеты. Называйте это… всё закрутилось».

«Думаю, что люди до сих пор достаточно недоверчивы относительно идеи, что у тебя с ним были нормальные брачные отношения».

«Верно».

«Но я предполагаю, что это было так».

«Это было так. Как я и сказала, я попала в это – ‘всё это было только шоу’. Это был мой первый опыт, когда меня обвиняли в подобном — меня это шокировало».

«Но, чтобы прояснить всё до конца, справедливым будет сказать, что за закрытыми дверями вы делали всё то же самое, что делают все женатые люди: целовались, спали вместе, занимались сексом?»

«Да. Это было частью какое-то время. А потом всё начало превращаться в Def Con 2 (шкала боевой готовности вооружённых сил США; уровень 2 был объявлен только один раз – во время Карибского кризиса – прим. Air-space). В конце это стало просто уродливым».

«Перед этим, когда всё было хорошо, ты понимала, что это было то, чего он хотел?»

Пауза. «Я больше не знаю, чего он хочет. Я знаю, что сейчас — в ретроспективе — это для него выглядит чем-то очень временным. Выходил альбом, происходило какое-то ещё дерьмо, и я была слишком затянута…» – она останавливается и перефразирует мысль, — «Я могу говорить о своих намерениях, я не могу сказать вам какие намерения были у него».


Разве, Лиса? Разве ты не знала, ЧЕГО хотел Майкл? Ты же сама себе противоречишь, ведь 3 апреля 2003 года в интервью с Дайан Сойер происходившем по сути в то же время, ты сказала дословно следующее:


Дайана Сойер: Он сопротивлялся тому, что ты хотела развестись?

Лиса Мария Пресли: Нет он… Я думаю, что он хотел… понимаете, у него уже была кое-кто беременная, верно? Он хотел иметь ребёнка. Вот что он хотел. Он хотел этого слишком быстро.


Ты, Лиса, прекрасно понимала и, главное, ПОМНИЛА и помнишь то, чего хотел Майкл — ты писала ему об этом в своих письмах. Зачем же ты это делаешь? Далее Лиса продолжает развивать образ Майкла Джексона, как манипулятора, который её использовал «в своих целях».

А затем у Лисы Марии Пресли наступает апогей подлости, который я просто ничем не могу объяснить. Разве что тщеславием? И уязвлённым самолюбием.

ОБЪЯСНИТЬ, но НЕ ОПРАВДАТЬ.


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Новость об их союзе появилась не сразу – новость о заключении брака в Доминиканской Республике в мае 1994 года сначала была опровергнута, а потом подтверждена. Их первое сюрреалистичное появление на публике открывало церемонию награждения музыкальных видео канала MTV, во время которого, стоя в центре сцены, Джексон поцеловал её полноценно в губы.

«Между прочим, это была не моя идея,» – говорит она, — «Я боялась. Это была идея его менеджеров. Я думала, что это глупо. Внезапно я стала частью PR-машины».

«Это выглядело вульгарным трюком, устроенным для того, чтобы доказать – начать доказывать – что он был искренним».

«Да, но я повторю, тогда я не смотрела на это так. Понимаете, если бы я смотрела на это так, то этого никогда бы не случилось».

Ещё более странным и удивительным было интервью пары с Дайан Сойер в 1995 году, в котором Пресли стойко защищала своего мужа, подлинность их отношений, а также его личность (это совместное интервью представлено ниже — прим. Air-space).

«Сейчас я не знаю, кем я была тогда», — говорит она – «Я на самом деле всё это чувствовала, защищая его как львица – я хотела защищать его. Адски наивная. Я никогда не задумывалась даже на мгновение о том, что такой, как он может на самом деле просто использовать меня для каких-то своих целей, типа этой. Такое никогда не приходило мне в голову, и я не знаю почему – уверена, что я превзошла всех».

«Люди до сих пор смущены любовью Майкла Джексона к определённого рода отношениям с маленькими детьми – полностью ли это невинно или нет. И ты очень сильно защищала его в интервью с Дайан Сойер, рассказывая о том, как ты видела его с детьми и как это было полностью невинным. Это то, что ты думаешь по прошествии времени?»

«Единственное, что я могу сказать, так это то, что я не видела ничего, что могло бы хотя бы намекать на это. Иначе я была бы первой в том, чтобы сказать ему: «Ах, ты, мудила!» У меня дети. Но я никогда не видела ничего подобного. Когда я говорила об этом, я имела в виду именно то, что говорила, потому что я никогда не видела ничего странного или ненормального в этом роде. И я заметила, что он имеет удивительную связь с детьми, независимо от того, был ли это младенец, или двухлетняя девочка или четырёхлетний мальчик – дети действительно отвечали ему».

«Оглядываясь назад, ты когда-нибудь беспокоилась, или хотя бы думала о том, ‘а что, если то, в чем его обвиняли — правда’?»

«Беспокоилась ли я? Конечно, мать вашу, я беспокоилась! Да. Я беспокоилась. Но я могла опираться только на то, что он говорил мне. В той комнате было только двое – он и этот ребёнок, так как мне было, черт возьми, узнать? Я могу только исходить из того, что он говорил мне».

«А что ты думаешь теперь?»

Она прикусывает губу. «Я не знаю. Я до сих пор не знаю. Меня там не было. Я никогда не видела ничего такого, что могло бы хотя бы косвенно намекать на это. Но там есть ещё одна сторона. Это сторона отца того мальчика. Зачем тогда отец взял эти грёбанные деньги? Если бы моего ребёнка развратили, я бы, мать вашу, взяла бы того парня за яйца и повесила бы его за эти яйца на дереве и оставила бы его там умирать. Никто бы и никогда не смог купить меня, если бы моего ребёнка развратили. Мне всё равно, если бы я не получила ни единого пенни – я бы протащила бы его за задницу перед всеми».

Она говорит, подводя итог; «Я понимаю, что это влияет на то, как люди воспринимают меня. Это нормально, я понимаю почему. Но я влюбилась в него. Я не могу сказать о том, какими были его намерения, но я могу сказать вам о том, какие были намерения у меня. Я абсолютно влюбилась в него и попала во всё то, чем я сейчас не могу гордиться».

«Ты исключаешь возможность того, что он любил тебя?»

«Настолько сильно, насколько он мог, вероятно. Я не знаю, насколько сильно он может любить, на самом деле. Думаю, что он любил меня так сильно, как он вообще может кого-то любить. Это было так, как будто находишься рядом с тем, чей ум постоянно в работе. Это было пугающе – рядом с тобой кто-то, кто постоянно работает, рассчитывает, рассчитывает, манипулирует – и он пугал меня этим».


Итак, Лиса говорит про «комнату»… и говорит о том, что она не может знать наверняка... Начнём с того, что в суде 2005 года Джун Чендлер — мать того самого мальчика — сказала под присягой о том, что «комната» эта НИКОГДА не была заперта и то, что Майкл в этой комнате с мальчиком был всегда в присутствии в это время в том же доме за стенкой матери; а также о том, что когда бы она не входила в эту самую комнату, всё, что она видела, так это ОДЕТЫХ Майкла и сына, беседующими либо смотрящими какой-нибудь фильм по видео.

Если вернуться к тому самому интервью с Дайан Сойер, то Лиса там говорит о полицейских фотографиях Майкла, которые не совпали с описаниями мальчика. Подробнее об этом написано здесь.

Как же ты, Лиса, «не можешь знать наверняка»? Ты же была с ним в течение всего процесса. Более того, ТЫ ЗНАЕШЬ о том, что полицейские фотографии не совпали с описаниями ребёнка (о чем ты и говоришь в интервью с Дайан Сойер). ТЫ ЗНАЕШЬ о том, что прокуроры закрыли уголовное расследование (и не стали открывать уголовное дело) потому, что не нашли НИКАКИХ улик, подтверждающих клевету.

ТЫ ЗНАЕШЬ, что урегулирован был ГРАЖДАНСКИЙ ИСК (при том, что Майкл Джексон НИКАК не мог «урегулировать» уголовное дело, которое шло параллельно), причем урегулирован он был не из кармана Майкла, а из кармана его страховой компании, суммой, вполовину меньшей, чем требовали вымогатели, которые согласились на это только потому, что их дело уже пахло керосином, а папа вполне мог угодить в тюрьму за вымогательство.

ТЫ ЗНАЕШЬ, что Майкл пошёл на урегулирование только ради того, чтобы избежать ПУБЛИЧНОЙ ДЕМОНСТРАЦИИ этого гражданского суда по НАЦИОНАЛЬНОМУ ЦЕНТРАЛЬНОМУ ТЕЛЕВИДЕНИЮ.

Суда, в котором фотографии его гениталий были основным доказательством его невиновности.

Зачем же ты говоришь людям про «комнату» и поселяешь в людей сомнения в то время, когда ты ЗНАЕШЬ НАВЕРНЯКА, даже как жена, что Майкл был АБСОЛЮТНО НЕВИНОВЕН и просто не мог совершить подобного, потому что у него другие предпочтения в сексе (как у всех НОРМАЛЬНЫХ, подчеркну, людей). Не ты ли делилась с подругами своими откровениями о том, какой Майкл Джексон страстный любовник, даже с описанием его любимых поз? (а потом всё это попало в прессу).

И что самое интересное, Лиса Мария Пресли продолжала говорить про «комнату», в которой она «не может знать, что было», ДАЖЕ после смерти Майкла — в своём интервью Опре в 2010 году. Что это, если не предательство и самая обыкновенная человеческая подлость?


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Лиса Мария постепенно двигалась к тому, чтобы делать собственные записи. У неё была звукозаписывающая студия в каждом доме, в котором она жила, будучи взрослой. Когда ей было 18, она сделала в этом свои первые шаги. До этого она, бывало, пела в машине, но это было в общем-то и всё. Она нервничала из-за всего, из-за чего можно было нервничать. «Сравнение», — говорит она, — «Это».

Но примерно к 21 году (1989 год — прим. Air-space) она начала сочинять песни, первая Giveme Strength была о страхе смерти, который у неё появился тогда, когда она стала матерью. Тогда её музыка была тёмной, R&B старой школы. Она была уже на пороге контракта с Sony, когда забеременела во второй раз: «Я была в бешенстве», — вспоминает она, — «Я не была готова к этому». Итак, она отложила музыку в сторону.

Два события вернули её обратно к микрофону. Первое, которое она упоминает, как факт — это «двадцатая годовщина со дня смерти моего отца» в 1997 году. Её обязанностью, как единственной наследницы своего отца и главы Elvis Presley Enterprises, было присутствие на памятных событиях. Но она говорит: «Меня тошнило от того, что я просто приходила, говорила ‘привет’ и улыбалась». Она была в ванной комнате самолёта, летевшего из Флориды в Нью-Йорк, когда ей пришла в голову идея: сделать вставки своего вокала в один из хитов отца 70-х – Don’t Cry Daddy– и она наняла продюсера Дэвида Фостера (который записывал Натали Коул в дуэте с её отцом), чтобы осуществить это.

Песню не планировали выпускать. Вместо этого 16 августа 1997 года запись была проиграна перед 9000-ной толпой в качестве саундтрека к видео, в котором она и её отец были совмещены. Она снова начала писать песни. В любом случае, она тогда впервые появилась после длительного периода ослабления здоровья и депрессии, которые сопровождали её разрыв с Джексоном. «Возможно, самое худшее и наиболее стрессовое время в моей грёбанной жизни», — говорит она. – «Я снова начала писать, чтобы избавиться от этого. Я пыталась выпутаться из той бури дерьма, в которую я сама себя кинула». Для начала каждая песня была о том, что она только что пережила, и постепенно её восприятие мира расширилось до того, что она стала видеть не только тёмную сторону жизни.

Адвокат Фостера познакомил её с Глэном Баллардом, более всего известным из-за его работы с Аланисом Мориссеттом, Пресли дала ему послушать «эти очень тёмные, несчастные, вероломные, меланхоличные демо» и он подписал вместе с ней контракт с лейблом Capitol. Она почти закончила альбом три года назад, но Баллард ушёл, а она решила остаться с Capitol. Но она волновалась за то, что песни были недостаточно отточены, и некоторые из них записывались снова и снова, пока она не была удовлетворена. «Я болею от этих песен», говорит она, но она также, совершенно очевидно, очень гордится тем, что она выпустила что-то, что рассказывает о её жизни. «Я отвечаю людям взаимностью, когда они честны», — говорит она, — «Но я не отвечаю на ерунду, и я не хочу помещать туда ерунду. Альбом – это обнаженная я и он о том, кто я такая».

Однажды вечером мы отправились на ужин в современный китайский ресторан, который ей нравилось посещать обычными вечерами и где за соседним столиком ужинал Микки Доленз. К нам присоединилась Пейдж Дориан, её ассистентка и друг уже в течение восьми лет, Люк Уотсон, которого она знала с тех пор, как ей было 20 и который снял о ней документальный фильм. Оба выглядели умными, веселыми и нормальными людьми. «Они проживают мою жизнь вместе со мной», — говорит Пресли. взяв в руки список вин. Когда она пьёт, она любит пить хорошо. Она выбирает Chateau Haut Brion 1982 года. Мы разговариваем о Факторе Страха, любимых комиках (Эдди Иззарт и Джорж Карлин), потом она пела караоке-версию Hotel California, мы обсуждали её последнюю покупку CD (старые записи Journey и Alicein Chains, из новых Тори Амос), её подростковые приключения во время исследования Европы на поезде и её повторяющиеся ночные кошмары, от которых она в шоке. Ей звонит сын, который хочет узнать, почему она до сих пор не дома, и она успокаивает его.

Это было во время десерта, когда она упоминает свою влюблённость в Дарта Вейдера. «Я была одержима им», — говорит она. Это было всего пять лет назад, когда её сын увлёкся Звёздными Войнами. Вместо того, чтобы посмеиваться над его игрушками, она обрела свою собственную. Она смотрела на Дарта Вейдера в фильме и смотрела на маленького Дарта Вейдера на своём офисном столе, который при нажатии кнопки начинает жестикулировать своим световым мечом и говорит ей: «Впечатляет, весьма впечатляет – но ты ещё не джедай». Она также одевалась Вейдером как-то на Хэллоуин. Когда я начал расспрашивать её более подробно, разговор принял несколько странный оборот.

У неё не закрывался рот!

«Ну, я не очень глубоко задумывалась над этим. Мне понравилась вся эта темная сущность: плащ с капюшоном, голос, дыхание, всё это…»

«Голос? Дыхание? Ты представляла, как вы вместе убежите?».

«Боже, я бы хотела. Я просто хотела бы, чтобы он был реальным».

«А сейчас ты отошла от темной стороны?»

«Нет. Никогда. Боже, я надеюсь, нет», — она ненадолго задумывается – » Знаете, я уверена, что это каким-то странным образом имеет связь с грандиозностью и величиной ранней потери в моей жизни. Некий вид представления этой главной, важной… не тёмной или злой… но того, что было в моей жизни и навсегда ушло. И, возможно, это в некотором роде такой вывернутый грёбанный способ попытаться изменить это», — она пожимает плечами, — «Если ты хочешь понять это с точки зрения психологии».

«Что это за грандиозная и великая потеря? Твой отец?»

«Да.»

«Итак, ты считаешь, что Дарт Вейдер это…»

«Нет. Я говорю о том, кем он был в моих глазах – для меня. Чрезвычайно великим и могущественным – и иногда тёмным, в зависимости от настроения. И это было в моей жизни в течение первых девяти лет. Возможно, я нахожусь в поиске чего-либо подобного. Очень трудно чему-либо соревноваться с этим в моём сознании. Это то, чем он являлся для меня, как для ребёнка – огромным, электрически мощным, великим, прекрасным. Это как потерявшийся утёнок, который ходит вокруг и ищет то, что потеряно. Я не делаю этого в реальности, но, думаю, с точки зрения некоего странного вида всякой психологической фигни, это могло бы объяснить то, что происходит».

Вся история жизни Лисы Марии Пресли была рассказана – хотя сама Пресли расценила бы эти рассказы, как искаженные, оторванные от действительности, сделанные ради сенсации, упрощенные и часто вымышленные – в американских таблоидах с тех самых пор, когда она ещё не умела читать. «Я королева таблоидов… принцесса… как бы вы меня ни назвали», — говорит она. И хотя она хочет, чтобы они рассказывали всё иначе, она обычно смотрит на то, что они имеют сказать о ней.

«К сожалению. Потому что я хочу знать, что люди думают обо мне, когда они видят меня». Взяв несколько фактов, которые им известны и несколько других, которые они представляют себе правдивыми, таблоиды рисуют её жизнь, как продолжающийся рассказ того, чего они ожидают, и помещают в заголовки то, что как они полагают, является жизнью не имеющих цели детей знаменитостей: необузданное пристрастие к наркотикам, странная религия, смехотворные, эксцентричные и катастрофичные браки.

Это, совершенно очевидно, не является той жизнью, которую она могла бы признать своей. Взять к примеру, её – как они представляли это – дикие и отчаянные наркоманские годы. «Я употребляла наркотики четыре года в своей жизни, начиная с тринадцати лет до семнадцати лет», — говорит она, — » и им нравилось представлять это так, как будто у меня большая проблема с наркотиками. Я никогда не имела пристрастия к чему-либо. Я тогда была просто в само-разрушительном настроении. Это были самые обыкновенные и НЕ ненормальные поступки, которые делают все подростки. Я просто проходила период неистовства» (Если быть совершенно точными, то она сказала: «Я принимала всё, кроме грибов (ЛСД – прим. Air-space) и героина. Этих двух я не принимала. Слава Богу. Или крэк – не было этого.»)

Я спросил её, думает ли она, что то, что она принимала наркотики, имеет какую-то связь с её отцом.

«Нет,» – говорит она, — «Я была подростком. Я не думала так тогда. Возможно это был страх перед матерью, или что-то вроде этого. Я знаю, что я пыталась быть драматичной, типа ‘я – замученный подросток.’ Я на самом деле пыталась показать ей как я была несчастна».

Те же самые таблоиды могли также вас заставить поверить в то, что Пресли была спасена от пристрастия к наркотикам – то, что они назвали «из огня да в полымя» – сайентологией. Она говорит о том, что на самом деле она приняла свою религию в конце своего подросткового возраста постепенно, и её выбор был основан на семенах, посеянных тогда, когда ей было 10 и она вместе с матерью навещала Джона Траволту. Она говорит про свою религию долго, просто и открыто, не занимаясь прозелитством, ни защищаясь, и усмехается в ответ на замечания о том, что она может когда-либо стать объектом манипуляций со стороны этой религии. «Если бы вы знали что-нибудь о моём характере», — смеётся она, — «вы бы знали, что это невозможно». Она рассказывает о том, как она недавно посетила сайентологический центр в Лос-Анджелесе – впервые за несколько месяцев – её первый визит с того времени, как её третий брак был публично расторгнут. «Я говорила ‘смотри, что происходит, ты меня держишь на привязи – я поставлю тебя и всех остальных в неловкое положение'».

Этот недавний брак с Николасом Кейджем – единственная тема, о которой Пресли говорит неохотно. «Это всё ещё висит на волоске, и я не уверена в том, что происходит, и я предпочитаю не говорить об этом именно по этой причине», — говорит она. Они встречались почти весь 2001 год, а затем разошлись в январе 2002 года. После воссоединения они очень быстро поженились 10 августа 2002 года. 23 ноября они посетили премьеру фильма «Адаптация» с участием Кейджа, 25 ноября Кейдж подал на развод, указывая в качестве причины ‘irreconcilable differences’ (непримиримые / не поддающиеся убеждению разногласия – та же самая причина, которую указал Майкл Джексон в своём заявлении на аннулирование брака с Пресли – прим. Air-space)

и выпустив заявление, в котором говорится: «Я не говорил ничего о браке, и я не собираюсь ничего говорить о разводе. Но я любил её». Практически моментально Пресли выпустила своё собственное заявление: «Мне очень грустно от этого, но нам вообще не нужно было заключать брак. Это была большая ошибка».

В её альбоме есть песни, которые вполне могут относиться к Кейджу. Например, Gone – песня, записанная примерно год назад, она о том, через что она проходила в тот период времени:

And nothing beyond that point / И нет ничего за этим

I will confirm or deny / Что я могу подтвердить или опровергнуть

Это песня о мужчине (однозначно не об отце), которого партнёрша называет «папочкой», и кого певица бросила:

And what’s that I hear now, Daddy, / И что я теперь слышу, папочка?

You’re blaming it all on me / Ты обвиняешь во всём меня?

Another she did you wrong / Ещё одна тебе сделала плохо

And of course you had to leave / И, конечно, ты должен был уйти

And the yes men will agree / И, да, мужчины согласятся,

You gave it everything / Ты сделал для этого всё

(Я спросил, о ком написана эта песня. «Это замечательная песня», — говорит она, — «но, конечно, она об аннигиляции, это прямая атака, и это было не очень хорошо». Дальше я спросил, что она сейчас думает о том мнении, которое она выразила в песне. «Она абсолютно точно подходит ко всем фронтам», говорит она.)

Она терпит моё чрезмерное любопытство: «Как может быть, что два человека идут вечером на премьеру, а потом спустя примерно двадцать четыре часа объявляют о разрыве?»

Она поднимает брови: «Временная истерика?»

«С чьей стороны?»

«А как вы думаете, с чьей? Кто подал на развод? Тот, у кого горячая голова. Он подал.»

«Ты в курсе, что любимое всеобъемлющее верование таблоидов об этом союзе заключается в том, что, как наиболее безвкусно выражено в шотландской газете, ‘для сумасшедших фанатов Элвиса Лиса Мария Пресли – это окончательное издание ограниченным тиражом’. Отсюда и его желание жениться на тебе. Это довольно оскорбительно, не находишь?»

«Да, это оскорбительно. Я ненавижу эту дрянь. Думаю, что, если ты не заполняешь вакуум вокруг себя своей собственной информацией, его начинают заполнять люди, и это страшно. Я знаю, что он занимался кино и тому подобными вещами в прошлом, и я никогда не видела ни одного артефакта Элвиса или чего-то в этом роде в его доме, кроме, возможно, пары записей, как и у всех.»

«И, вероятно, плохие и хорошие вещи, которые случились между вами были такими же плохими и хорошими, которые обычно случаются между двумя людьми?»

«Да, кроме того, что мы оба так драматичны и динамичны, что, когда было хорошо – было невероятно хорошо, а когда было плохо, тогда был грёбанный кошмар для каждого. Это просто была дикая прогулка мистера Тода (аттракцион ужасов в Диснейленде).


Далее интервьювер вновь обращается к творчеству Лисы Марии и вспоминает ещё одну её песню:


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Источник

Когда я обратился к лирике из её нового альбома, там есть ещё одна песня, которая попала только в расширенную версию. Она называется Disciple (Ученица), и примечателен первый куплет:

You flourish in your disciples / Ты процветаешь в своих учениках,
Bringing you pleasure in so many masturbated ways / Приносящих тебе удовольствие множеством мастурбационных способов

Until you’ve simply no use for the many more / Пока они тебе не станут не нужны
And then they will remain and sufferin your / И тогда они останутся страдать в твоём
Concentrated haze / Сконцентрированном тумане

Первые семь песен вылились из неё, как следствие её разрыва с Джексоном, и представляют из себя то же самое, и Disciple одна представляет их все в сумме лучше всего.

Everyone around you their sick, their / Все, кто вокруг тебя – больны, они
On medication / На препаратах
Or they will finally lose their minds / Или они в конце концов потеряют рассудок
They will always defend you and justify / Они всегда будут защищать тебя и оправдывать
In sanity like I did / Как сумасшедшие, как это делала я
Because you make them blind / Потому что ты ослепил их

«Я совершенно не хотела нападать на Майкла», — говорит она, когда я обсуждал с ней эту песню. «Мне неинтересно делать это. Он такой, какой он есть. Я знаю, что люди хотят узнать, о чем всё это было, и я пытаюсь рассказать это без того, чтобы сделать из него плохого парня, понимаете… Это трудно сделать, потому что тогда была такая плохая ситуация и всё было так запутано»…


Она даже не скрывает, что эта её песня посвящена Майклу…

Что ж, уж поскольку Rolling Stone решили вспомнить эту песню, имеет смысл обратить внимание на её дальнейшую лирику, которая не представлена в этой статье.

Майкл Джексон записал после разрыва с Пресли несколько очень болезненных песен, некоторые из которых — самые болезненные — были выпущены только после его смерти. Но в 1997 году была выпущена одна песня и видео. Blood on the Dance Floor / Кровь на танцполе (тект и перевод), вот это видео (оригинальное видео, которое вошло в HIStory можно посмотреть здесь):

Майкл нигде и никогда не комментировал эту песню, и тем более не говорил о том, что она — о его отношениях с бывшей женой… Формально он посвятил её вообще… Элтону Джону — в благодарность за то, что тот предоставил ему свой дом в Англии, где Майкл мог скрыться (от СМИ, папарацци и прочей нечисти) в 1993 году во время обвинений (промелькнула мысль — уж не в этом ли доме Майкл встречался с Лисой? тем более Элтон Джон — любимый певец Лисы)… и о чем Майкл потом раскаивался, что «нехорошо получилось» (то, что посвятил в качестве благодарности именно ЭТУ песню, а не какую-то другую).

Некоторые поклонники и издания полагали, что эта песня о СПИДе. Однако, как говорит народная пословица, «чует кошка, чьё мясо съела». В частности, Майкл в своей песне несколько раз повторяет строки:

She got your number / У неё есть твой номер
She know your game / Она знает твою игру

и в припеве

Susie got your number / У Сьюзи есть твой номер
And Susie ain’t your friend / И Сьюзи тебе не друг
Look who took you under / Смотри, кто завалил тебя
With seven inches in / Всадив в тебя семь дюймов

Ну и Лиса Мария Пресли в своей песне Disciple — очевидно в качестве ответного приветствия:

You no longer hold that power / Ты больше не имеешь той власти
Took me awhile but I have your number / (Которую ты) взял надо мной на некоторое время, но у меня есть твой номер

Для того, чтобы продолжить чтение интервью Лисы Марии Пресли, необходимо освежить в памяти события лета 1995 года. Очень тяжёлое было время: выходил альбом HIStory (со всеми вытекающими заботами и последствиями), Майкл готовился к мировому туру.

Итак, 15 июня 1995 года Майкл и Лиса принимают участие в интервью Prime Time (прямой эфир на всю страну):

в течение которого было задано множество тяжёлых и провокационных вопросов, как по поводу клеветы, так и по поводу их личной жизни. В частности прозвучал совершенно странный вопрос от Дайан Соер, адресованный Майклу, о том, хочет ли он усыновить детей Лисы, в ответе на который Лиса вставила свои пять копеек и заявила о том, что у её детей есть биологический отец (её первый муж Дэнни). Майкл был впечатлён настолько, что позднее, через 5-6 лет в своих разговорах с Ботичем он вспоминает об этом:


Майкл Джексон: личные откровенные разговоры со Шмули Ботичем — приблизительно 1999 — 2001 гг.

Вопрос: Она хотела, чтобы ты был отцом для её детей?

— Ну, как-то её об этом спросили. Ей задали этот вопрос на телевидении, и она ответила: «Нет, у них есть отец. Их отец – Кео», — тот другой парень. Но я на самом деле всегда был добр к её детям. Каждый день я приносил им что-нибудь, а они ждали меня у окна, а затем бросались обнимать. Я любил их. Очень по ним скучаю.


Конечно, Майкл немного перепутал. Вопрос задали не ей, а ему, причем ИМЕННО об усыновлении (adopt), между тем, как Ботич спросил об отцовстве (father). Лиса тогда просто вмешалась в его ответ. И у него в сознании отложилось так, как он рассказал об этом Ботичу. Именно ТАК он воспринял слова Лисы (и я лично считаю, что он понял эти её слова совершенно верно).

Много чего ещё было сказано (и показано) во время этого интервью, если посмотреть внимательно, но видимо именно это ранило тогда Майкла больше всего…

Тем не менее, жизнь шла своим чередом и 16 июня 1995 года (на следующий день) происходит релиз его нового альбома HIStory: Past, Present and Future, Book I, в буклете которого, среди прочих благодарностей содержится следующее посвящение Лисе Марии:

«Совершенно особая (very special) благодарность Лисе Марии… ты послана мне, как путеводная звезда, которая освещает мою галактику и придаёт мне силы. Люблю, Майкл».


Выдержки из книги «Ребёнок-Невеста», автор Сьюзан Финстад

«Это было сразу же после шоу с Дайаной Соейр, когда дела начали ухудшаться», – рассказывает Моника Пастель (подруга Лисы Марии), — «Лиса начала задаваться вопросом, не совершила ли она ошибку, выбрав его в качестве спутника жизни? Хотя великий (great– сильный, глубокий, интенсивный) секс продолжался. Что бы ни происходило в их интимной жизни за закрытыми дверями, этого было достаточно для того, чтобы держать её на крючке в этих отношениях. Однако отношения становились напряжёнными. Когда они не были в постели, занимаясь любовью, они ругались».

Рассказывает Сэйд Джеймс Круз, который хорошо знал её в то время: «Ей было стыдно постоянно защищать его действия, и всё время объяснять, что он не педофил, что его не поняли, что он был в сердце ребёнком и бла-бла-бла… (опровергать) все те вещи, которые вы постоянно слышали об этом парне. Ему, казалось, было наплевать, что это было для неё трудным. Он просто хотел жить так, как он привык. «То, что я делаю – не твоё дело», говорил он ей. Это действительно отдаляло её. «Как ты можешь так говорить? Конечно, это моё дело», — говорила она ему, — «Ты мой муж. Ты — моё дело».


Ах, бедная, несчастная Лиса… Особенно учитывая, что по сути забота о муже и детях была её единственным обременением. Она-то хотела себе орден на грудь повесить, а получилось так, что нужно было разделять и брать на себя все тяготы мужа. Вообще, если Майкл ей отвечал таким образом на её замечания предложения типа этих:


Я всегда говорила ему: «Люди бы не думали обо мне, что я такая идиотка, если бы они увидели кем ты, черт возьми, на самом деле являешься: то, что ты сидишь со мной, и пьёшь, и ругаешься и ты офигенно смешной, и ты материшься, и у тебя не такой высокий голос всё время. Я не знаю, почему ты думаешь, что это работает на тебя, когда это уже не так‘»


то я считаю, что отвечал он абсолютно правильно.

А что-же сама Лиса рассказала в 2010 году о тех ситуациях, когда «Майкл её от себя отдалял»? Давайте вспомним:


Лиса Мария Пресли, интервью Опре 2010 год

Знаете, я делала такие вещи, которые его ранили… Я делала глупости… Я была очень в разорванных чувствах, потому что я разрушила мою семью. Я оставила своего мужа ради Майкла. Мне было очень тяжело привыкнуть к этому.

[…]

Дэнни всё ещё занимал большое место в моей жизни. Майкл иногда не совсем понимал, что со всем этим делать. Такая ситуация заставляла его чувствовать себя неловко, и я понимала это. Майкл мог думать: «Почему ты на Гавайях вместе с Дэнни?» Я взяла отпуск и Дэнни поехал со мной. Майкл расстроился и спрашивал: «Где ты?» и он тоже пропал на пару недель, а я не могла найти его. Когда я делала что-то, что заставляло его чувствовать себя неловко, когда он чувствовал себя неловко или чувствовал себя уязвимым, он просто вымораживал тебя – как механизм. Он просто отталкивал тебя и вымораживал. Как акула – иногда это так выглядело. Если ты делал ему что-то плохое или что-то в этом роде, тебя отбрасывали. У нас были такие моменты. Но я должна сказать, в ретроспективе, что он очень старался и столько со мной прошёл, и я понимаю теперь, оглядываясь назад, что он никогда не терпел такого ни от одной женщины и вообще от кого бы то ни было. Мы прошли огонь и воды, мы ругались, мы ссорились – иногда в течение трёх дней, делая перерыв только на то, чтобы поесть и поспать. Я должна сказать, что я действительно восхищаюсь, что он действительно молодец, понимаете… Тогда я не ценила этого, мне бы хотелось, чтобы я это ценила.


Здесь, пожалуй, излишни какие-либо комментарии, кроме разве что одного.

При том, что Лиса так ему трепала нервы, он должен был РАБОТАТЬ, причем отнюдь не в тихом офисе за закрытыми дверями… Как вокалист могу заявить определённо, что нервы очень сильно влияют на голос и связки. Голос может просто пропасть на некоторое время, если ты перенервничаешь. И такая вот прелесть была у Майкла Джексона МЕСЯЦАМИ.

Что касается Лисиных поездОК на Гавайи, то это вообще отдельная песня. Дело в том, что за лето 1995 года Лиса ездила на Гавайи ДВАЖДЫ — первый раз в конце июня, второй раз — в августе… и оба раза со своим первым мужем Дэнни…

Вот что об этом писала пресса:


Где-то между 16 июня и 10 июля 1995 года

Источник

Слухи о расставании Майкла Джексона с его женой появились в июле, когда Лиса Мария взяла двухнедельный отпуск и уехала на Гавайи со своей матерью и двумя детьми, Дэниэль (шести лет) и Бенджамином (двух лет). Бывший муж Лисы, Дэнни Кео присоединился к ним для того, чтобы провести с ними два дня. С тех пор его всё время видели в компании Лисы Марии и детей, что сразу же привело людей к выводу о том, что они готовы примириться и вновь создать семью. Поскольку Майкла там не было, слух стал быстро распространяться.


Здесь, пожалуй, стоит написать примечание для тех, кто не сильно в теме, ПОЧЕМУ «Майкла там не было». У Майкла было витилиго, он не мог находиться под солнцем без зонтика и вообще старался не выходить на улицу в дневное время (как он искренно сказал в интервью 2003 года Баширу: «Я не могу выходить днём»)… Тем более Майкл не мог поехать с женой на курорт в солнечные Гавайи, куда Лиса летела ЗАГОРАТЬ и КУПАТЬСЯ в океане… Майкл был слишком занятым человеком, чтобы лететь на Гавайи и сидеть в номере каждый день до вечера ради сопровождения супруги.

По завершении работы над видео You are not Alone, в котором Майкл и Лиса снялись вместе, в районе 31 июля — 6 августа 1995 года, после ссоры с Лисой Марией Пресли, Майкл летит в парижский Диснейленд (в сопровождении детей семьи Кассио) и не видится и не говорит с Лисой Марией в течение шести недель.

А в это время, в августе (во время их разлуки) Лиса Мария… снова отправляется на Гавайи в сопровождении своего первого мужа.


август 1995 года (во время разлуки после ссоры, пока Майкл был с детьми своих друзей в Диснейленде)

Источник

Сцена в шикарном гавайском отеле Mauna Lani Bay Resort. Счастливая молодая пара целуется и обнимается так, как будто они совершенно одни на галечном пляже. Затем молодой мужчина говорит о своей вечной любви, аккуратно выложив белыми камнями из лавы фразу: «Дэн любит Лису».

Местные жители и туристы, на глазах которых всё это происходило рассказывают, что они вдруг обнаружили, что любовниками были Лиса Мария Пресли и её бывший муж Дэнни Кео – снова вместе и открыто показывают свою страсть друг к другу. Это уже второй раз в течение двух месяцев, когда Лиса Мария и Дэнни оказываются на Гавайях – и в обоих случаях нет никакого признака присутствия мужа Лисы Марии, суперзвезды Майкла Джексона.

«Они ходили по пляжу держась за руки, как влюблённые подростки», — рассказывает шеф-повар ресторана Джим Кейр. «Дэнни обнимал её, целовал в шею и носил её на руках».

[…]

Их заметили обнимающихся в японском ресторане Mama Yu, где бойкая Лиса Мария ошеломила любознательных гостей своим ответом: «Это нормально, мы однажды были женаты».

Официантка Карла Сартори, 19, говорит: «Если они развелись, то может быть это надо сделать всем парам? Эй, они были полностью в любви».

Джим Кейр говорит: «Лиса Мария выглядела сияющей. Она чуть не прослезилась, когда Дэнни выложил для неё эти слова на пляже. И он ходил за ней, как собака с двумя хвостами. Посетители, которые скрепляют свою любовь этими камнями из лавы– что ж, согласно местной традиции, остаются в любви навсегда.».


Без комментариев…

Теперь, думаю, можно вернуться к интервью Лисы Марии Пресли журналу Rolling Stone:


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Прошло не очень много времени после интервью с Дайан Сойер, когда всё стало ухудшаться. «На самом деле мы были на очень зыбкой почве», — говорит она, — «Были периоды, когда я не имела понятия где он был и узнавала об этом только из прессы. Он просто исчезал.» Финальное медиа-зрелище, задокументировавшее распад их союза было в 1995 году на церемонии MTV Video Music Awards. Она сидела в зале, он пел попурри, составленное из его самых выдающихся моментов на сцене.

«Я свирепо смотрела на него», — говорит она, — «Это был достаточно позорный момент».

«Почему ты на него свирепо смотрела?»

«Потому что я не видела его и не говорила с ним шесть недель. Он расстроился и просто исчез.»

Она рассказывает о том, как примерно через месяц без какого-либо контакта между ними его люди начали звонить, говоря, что это важно, чтобы она появилась на MTV Video Music Awards. Она согласилась появиться при условии, что она не должна будет идти по красной дорожке, они согласились, но затем ей всё равно пришлось идти по ней.

«Я была злой. Я просто чувствовала тогда, что меня используют.» Ей сказали, что он собирается петь для неё и что у него для неё сюрприз. «Я помню, что у меня весь вид был: ‘Только не подходи, грёбанный, ко мне – мы уже не говорили месяц’. И он понял это. Он не подошёл. Я разговаривала с ним позже, и он сказал: ‘Я видел, как ты смотришь на меня, и я знал, что если я подойду, то я не знаю, что ты сделаешь со мной’. (Странно, это выступление – свирепый взгляд и всё такое – было позднее включено Майклом Джексоном в видео-коллекцию «HIStory в фильмах».)

Была открыта ещё одна вина. Джексон просил её никогда не говорить о нём, и она почувствовала себя свободной от этого обещания, особенно после историй на TV Guide. «Он цитировал меня ‘Лиса Мария рассказала мне о том, что Элвис переделал себе нос’, что было абсолютной фигнёй», — говорит она. «думаю, что это было самооправданием с его стороны – они спрашивали его о его пластических операциях. Я прочла это и закинула через всю кухню — ‘Что я тебе рассказала?'»

«Как это пришло в голову?»

«С меня было довольно. Это всё.»

«Ты вытащила вилку из розетки?»

«Да. Я сказала ему, что хочу развестись. После этого он не разговаривал со мной пару недель».

В период, сопровождающий её разрыв с Джексоном, её здоровье подорвалось. «Моё тело стало ухудшаться. У меня начались приступы паники. Я провела два года в походах от одного врача к другому от восточного до западного побережья. В одну неделю это была астма… гипогликемия… кандида… отливы… У меня было всё. Мой желчный пузырь просто (матерное слово) перестал работать, и мне пришлось вытаскивать его. Это было, когда таблоиды писали, что я пыталась покончить с собой или что-то в этом роде. Мы на них подали в суд. Но тем не менее я оказалась в больнице. У меня было всё: моё тело полностью разваливалось. и никто не знал, что, черт возьми, со мной происходит.» У неё была аллергия на всё. «Я должна была есть курицу и брокколи в течение года», — вспоминает она. «Я абсолютно разваливалась, физически и эмоционально, в течение двух лет». Временами она думала о смерти. «Это было постоянное физическое расстройство, и конца этому было не видно».

«Ты действительно думала, что можешь не справиться с этим?»

«Я действительно так думала. Это было просто в режиме нон-стоп». А потом она обратилась к врачу-гомеопату, рассказала ему все свои симптомы, и он попросил её открыть рот. Он сказал ей избавиться от переживаний. «И когда я начала избавляться от них, всё это прекратилось». (Сейчас она считает, что все её проблемы были связаны с ртутью в пломбах и с экстремальным стрессом.) «Ртуть может действовать так, что ты станешь грёбанным ненормальным. Она может довести до того, что ты станешь безумным, как шляпник – люди работают на таких заводах и сходят с ума. Нас пытаются заверить, что ртуть безопасна, но это второй смертельный яд, известный человеку, после плутония — и это находится в человеческих грёбанных зубах.»


А вот мне не странно, что Майкл включил свирепый взгляд Лисы в «HIStory в фильмах» — а вам? Что касается того, что Элвис Пресли переделал себе нос, то это никакая не фигня, а достаточно известный факт (четвёртый абзац):


Многие не знают, но Элвис перенес несколько хирургических операций. Первую операцию Элвис сделал в конце 50-х в Голливуде, в клинике Беверли Хиллз и это была пластическая операция по изменению формы носа. Элвис изменил несколько форму своего носа, сузив переносицу и придав носу более выразительную форму. Надо сказать, что Элвис был одним из первых мужчин в Голливуде , решившимся сделать эту операцию – в то время подобные операции делали в основном женщины-актрисы. Тогда же, в конце 50-х Элвис сделал форфоровые насадки на свои зубы. В середине 70-х годов Элвис вновь перенес пластические операции – по подтяжке лица и век.


правда факт этот не настолько известен обществу, поскольку таблоиды об этом не трубили на каждом шагу. В отличии от ситуации с Майклом Джексоном, который сделал ТО ЖЕ САМОЕ — и НЕ БОЛЕЕ. Он точно так же переделал себе ТОЛЬКО НОС, а в зрелом возрасте сделал себе ОДНУ единственную круговую подтяжку лица (даже без подтяжки век) — и за изменение носа Джексона четвертовали все СМИ всю его сознательную жизнь…

в отличие от «короля рок-н-ролла» — не в происхождении ли дело? Впрочем, когда дело касается Майкла Джексона, о каком-то СПРАВЕДЛИВОМ отношении говорить вообще не приходится.

А вот про здоровье разговор интересный… Конечно, журнал Rolling Stone «забыл» упомянуть о том, как Майкл Джексон чуть не умер в декабре 1995 года в результате своей семейной жизни с Лисой Марией Пресли…


Врач помог спасти жизнь Майклу Джексону в 1995 году после коллапса во время репетиции.

Источник

«Было непередаваемое чувство скорби», — говорит Аллиен (врач — прим. Air-space) […]

В декабре 1995 года Аллиен был главным дежурным врачом больницы Beth Israel North… Он с кем-то разговаривал, когда одна из медсестер сказала ему: «К нам тут Майкла Джексона привезли». […]

Аллиен тогда не поверил. «Я сказал: «Ха, ха – очень смешно» […] Десять минут спустя Майкла Джексона ввезли на носилках по коридору […] «Мистер Джексон был в критическом состоянии», — говорит Аллиен, — «Он был обезвожен. У него было низкое кровяное давление. У него было учащённое сердцебиение. Он был близок к смерти«. […]

«Майкл Джексон был наименее требовательным парнем, которого вы когда-либо хотели бы встретить,» — вспоминает Аллиен, — Всё, что он говорил, он говорил шёпотом. Его самой большой заботой было — сможет ли он выступать?». Аллиен ответил Джексону, что ни в коем случае тот не сможет выступать в ближайшее время. […]

Примерно через 72 часа Аллиен и паблисити Джексона поняли, что необходимо дать пресс-конференцию. Поэтому Аллиен работал с людьми Джексона над тем, что можно сказать, а что оставить в стороне, но всё-таки говорить правду. Аллиен был прямым с миром, сказав, что у Джексона нет никаких проблем с имунной системой (из-за распространявшихся слухов о СПИДе). Он был прямым, когда сказал, что у Джексона не было никаких наркотических веществ в организме.


Но Лиса Мария Пресли всех заверила (в своём интервью 2010 года Опре) в том, что «Майкл был в неясном сознании»…

Действительно, разве может она признать, что единственной причиной, по которой Майкл Джексон едва не покинул этот мир в свои тогда 38 лет, стала его супружеская жизнь?

Майкл попадает в больницу 6 декабря 1995 года, Лиса Мария навещает его там только через 4 (!!!) дня — 10 декабря 1995 года… Она приходит в больницу, где лежит её чуть было не умерший муж, и… впрочем, давайте послушаем саму Лису:


Лиса Мария Пресли, интервью журналу PLAYBOY 30 июля 2003 года

Источник

PLAYBOY: Была публикация о том, что ты попросила его о разводе в то время, когда он был в больнице, восстанавливаясь после «переутомления»

PRESLEY: Неправда. В больнице было не до разборок, а я не понимала, что с ним было не так. Я не знала, что он задумал. Когда я начала задавать слишком много вопросов о том, что не так, он попросил меня уйти. Вот это реальная история. Он сказал: «Ты причина беды». Врачи хотели чтобы я ушла. Я психанула, потому что всё это было слишком фамильярно. Когда он вышел из больницы, я позвонила ему и сказала: «Я хочу развода».


А теперь давайте обратимся к песне Майкла Джексона, которая была выпущена только после его смерти (несмотря на то, что была записана и полностью закончена в 1999 году). Песня эта очень болезненная.

Текст и перевод полностью можно посмотреть здесь. Приведу только выдержки из лирики песни:

Look what you done to me, baby / Посмотри, что ты сделала со мной, детка!

I can no longer smile, baby / Я больше не могу улыбаться, детка,

And I’ve waited so long, / И я так долго ждал,

Just to carry on / Чтобы просто справиться с этим…

а дальше буквально идёт рассказ о событиях лета 1995 года:

You tricked me nine to five, / Ты обманывала меня с девяти до пяти

Left and you said crime / Уехал — и ты сказала: «преступление».

People telling me, / Люди говорят мне

You got another guy / Что у тебя другой парень —

I been abused, / Я был унижен,

Watch me light in fuse / Видел себя в новостях и терпел

Said you’d be my wife, / Ты говорила, что будешь мне женой —

Nothing but big lies / Ничего, кроме огромной лжи!

Don’t know what I’ve done, / Я не знаю, что я тебе сделал —

Everything you got / У тебя было всё!…

Things you done to me, / Всё, что ты сделала мне

Are coming back to you / Вернётся к тебе обратно

You know just what I’ve done, / Ты знаешь только то, что сделал я —

The things you done to me / А что ты сделала со мной? —

I’m the blue gangsta / Я — унылый чувак (я повержен)

На протяжении всей песни Майкл повторяет (а скорее кричит) одни и те же фразы:

Look what you’ve put me through, girl! / Смотри, через что ты заставила меня пройти, девочка!

I can never fall in love / Я никогда больше не смогу полюбить

I never wanna fall in Love / Я никогда больше НЕ ЗАХОЧУ полюбить

Майкл Джексон не стал выпускать ЭТУ песню…

Возможно, для него запись этой песни была способом перемолоть внутри себя то состояние, в котором он находился после развода, и выйти из него (сублимация). Майкл по-мужски никому и никогда (даже в личных беседах) не жаловался на свою бывшую жену и не говорил о ней ничего плохого. Естественно, его состояние нашло своё отражение в творчестве. Впервые мир узнал об этой песне только благодаря утечкам в 2010 году — уже после смерти Майкла, а в 2014 году песня вышла официальным релизом в сборнике Xscape.

Вернёмся к интервью Лисы Марии Пресли. Журнал Rolling Stone пишет:


Два события вернули её обратно к микрофону. Первое, которое она упоминает, как факт, это «двадцатая годовщина со дня смерти моего отца» в 1997 году […] 16 августа 1997 года запись была проиграна перед 9000 толпой в качестве саундрека к видео, в котором она и её отец были совмещены. Она снова начала писать песни. В любом случае, она тогда впервые появилась после длительного периода ослабления здоровья и депрессии, которые сопровождали её разрыв с Джексоном.


я выделила это место (выше), но не стала сразу комментировать, чтобы не нарушать хронологию событий.

Однако теперь мне хотелось бы подробнее остановиться именно на этом моменте — а именно лете 1997 года, когда Лиса Мария Пресли решила вернуться / возобновить (??? не понимаю, как можно возобновить то, чего не было) свою певческую карьеру. И — о, чудо! — её снова видят в обществе Майкла Джексона 12-17 июля 1997 года во время концертов в Лондоне:

надо же, какое совпадение…

После этого своего совместного появления на публике в июле 1997 года Лису и Майкла снова часто стали видеть вместе.

Я не хочу писать об этом периоде, подробная хроника которого была сделана Sway2008 (спасибо ). В ней подробно изложены все обстоятельства этого временного «воссоединения» этой пары… Думаю, что фотографии, сделанные тогда, могут немного рассказать и о чувствах Майкла и о чувствах Лисы — например, фотографии, сделанные после их совместного посещения ресторана IVY (на которых Лиса плачет, а глаза Майкла не выражают практически ничего, кроме грусти и усталости:

(ещё немного фотографий 1997 года здесь)…

«Она пыталась достучаться до меня месяцами… а я просто стал жестокосердным в какой-то момент. Я закрыл своё сознание для всей этой ситуации»… (Майкл Джексон)


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

Источник

В студии Capitol Records Лиса Мария записывает выступление с Light Out для EPK – релиз для прессы, предназначенный для продвижения нового альбома. Она никогда не выступала перед публикой, фактически, она вряд ли выступала перед кем-либо. Двумя днями ранее я видел её репетицию с группой в темной, тесной студии в Лос-Анджелесе, и она выглядела нервно и неуверенно. Сегодня она должна выступать снова и снова перед камерами, и это странно — наблюдать за ней в течение дня, смотреть, как она придаёт песне развитие в течение нескольких часов всеми способами, которые другие музыканты открывают для себя годами, занимаясь с подросткового возраста.

Эндрю Слейтер, президент Capitol и продюсер песни Light Out присутствует на репетиции. Он и Пресли развили дружескую, но какую-то колючую связь. Вчера он настоятельно просил её не гулять вечером в подготовке к съёмке, а когда он обнаружил, что она задержалась на рождественской вечеринке до трёх утра, вздохнул и сказал ей: «У тебя кровь бунтаря». Но вы могли бы также сказать, что он в трепете – и, возможно, немного в шоке – от того, как она выступает сегодня.

«Как ты?» – спрашивает он после первого дубля.

«В каком смысле?» – спрашивает она, защищаясь.

«Это похоже на эпизод из Стар Трека, где клетки вызревают», — говорит он, — «Два дня назад…»

Она выглядит не в своей тарелке от комплимента и замечания в одном флаконе. «Я собираюсь воспользоваться комнатой отдыха, Слейтер», — отвечает она. Когда её менеджер Скутер Вейнтрауб (который также является менеджером Шерил Кроу), говорит ей о том, как натурально она выглядит, она возражает: «Мне всё равно», — а после добавляет, — «Я хочу сказать всем отвалить от меня, если вы собираетесь мне сказать, что это выглядело хорошо».

Есть моменты, когда она расслабляется во время своего выступления, когда невозможно заметить, что что-то ещё происходит. Она будет петь, и тогда вы вдруг увидите какова она: микрофон в её правой руке, шнур в её левой руке, тянется к ней; её палец закручивает провод и подзывает; её голова медленно склоняется и тогда… даже несмотря на то, что она скажет мне, что это неумышленно и что она пытается остановить себя, когда замечает работу мышц в том направлении… одна сторона её верхней губы дерзко приподнимается – триумф генетики над гравитацией.

Однажды, когда ей было семь или восемь, Лиса Мария Пресли сказала своему отцу: «Я не хочу, чтобы ты умер».

«Не беспокойся обо мне», — вспоминает она его ответ, — «Я никуда не уйду».

«У меня просто такое чувство», — говорит она теперь, — «Что он не чувствовал себя хорошо. Чувство. Всё, что я знаю, это то, что я чувствовала это и это случилось. Мною овладела смерть в очень раннем возрасте».

Элвис Пресли умер, когда Лисе Марии было девять. Она была в Грейсленде, и тогда было множество болезненных публикаций о том, как она обнаружила то, что случилось, и позвонила одной из своих давних подруг, чтобы рассказать, а затем ездила кругами на своём гольф-карте – снова и снова. Однажды через несколько дней, как мы с ней встретились, я вспомнил этот день.

«Я была там», — говорит она и кивает.

Есть ли у неё какие-то четкие воспоминания того вечера? Я спросил. «Очень», — говорит она, — «Да». Она смотрит прямо на меня, и я могу видеть, как внутри неё поднимается огорчение, и я чувствую себя ещё более виноватым за то, что она даже не выглядит сердитой на меня за то, что я пробудил воспоминания о чем-то столь болезненном – как будто это было наименьшим неуважением, которое мир научил её ожидать. «Давай просто оставим это», — бормочет она.

Она бы предпочла, чтобы Light Out не был первым синглом из её альбома. Её оговорки отчасти основаны на коммерческом характере песни, и отчасти на её содержании. Это одна из двух песен в её альбоме, которая совершенно очевидно имеет связь с семейной историей. Припев вращается вокруг её наблюдений, на визите в Грейсленд, на том, что около могилы отца есть много места. «Как много людей живут с тем, что их ждёт приготовленный участок земли?» – спрашивает она и смеётся, — «Это выглядит вполне болезненно для меня. Болезненно приглашая.»

В её записях много смерти. «Какое-то время это сильно занимало моё сознание», — объясняет она. «Думаю, я просто столкнулась с ней слишком рано. Это не было временным ощущением – это походило на оползень. Ушёл он… потом дедушка… бабушка… друг застрелился, когда мне было 13… когда мне было шестнадцать двое друзей погибли в автокатастрофе».

Другая песня, которая явно имеет отношение к отцу, называется Nobody Noticed It. Она была написана после того дня, когда она, переключая каналы телевизора, задержалась на одном. Настоящая голливудская история: последние дни Элвиса, где многие из знакомых её отца рассказывали о его падении. «Я не могла поверить в то, что они пытались лишить его достоинства – Сонни Вест, Марти Лэкер, Рэд Вест – все они были хуже, чем он». Это были люди, которых она знала из его жизни: «они меня до чертиков боялись, и когда я была ребёнком тоже. Я помню, как видела Playboy, наркотики, женщин – я всё это видела, я видела их. Я знаю настоящую историю, которая стоит за каждым из них, и я знаю, что они там делали».

После того, как она увидела передачу, она была в шоке. Она не могла спать, она была так зла. «Я просто думала: «Вы, скользкие мудилы, не имеете никакого права! Никакого! Вы были в ответе за это в той же степени, что и он. Его достоинство было одной из наиболее важных вещей для него, и вы пытаетесь лишить его этого».

Она позвонила одному из своих соавторов и высказала своё негодование и скорбь в песне. «Все, что ты должен был выносить…» – поёт она, «никто не замечал этого». «У него не было никого, кто бы его выправлял. Ты попадаешь в мир, где ничего из того, что ты делаешь, не может быть неправильным. Не думаю, что какой-нибудь артист когда-нибудь справился с подобным – обычно они заканчивают, разрушая себя. Дженис Джоплин, Джим Моррисон… он был не один. Это так, как будто ты больше не имеешь фундамента. Никакой основы. И я думаю, что он был одним из первых, кто прошёл через это. Было очень одиноко там, где был он. Я знаю это«.

Иногда она навещает Грейсленд. Те повара Элвиса, которые ещё живы приезжают туда и готовят ей пищу, которую она ела там: жаренного цыплёнка, черную фасоль, картофельное пюре, кукурузный хлеб. И она поднимается наверх. «Ничего не тронуто», — говорит она. «Всё по-прежнему. В этом доме прошла целая жизнь. Это прекрасная печаль. Она также болезненна, как и утешительна – по-своему. Ковер всё тот же. Моя комната точно такая же. Ничего не тронуто. Наверху, там, где никогда не было открыто для посетителей, моя комната и его комната рядом, и чердак. Он довольно жуткий. Это – святыня». Обычно она поднимается туда одна. «Мне здесь очень комфортно», — говорит она, — «Книги, видео – всё на месте. Крёстный отец, Гражданин Кейн, Розовая Пантера, Брюс Ли – все эти видео всё ещё здесь. Все его записи». Ранее в этом году Пресли сделала видео, в котором она посещает радиостанцию, репетирует и видит первую реакцию на её запись. «Уверена, что это будет пятьдесят на пятьдесят: ‘Она больна’ / ‘Она превосходна'», — говорит она после посещения некоторых сайтов в интернете и смеётся, — «‘Возвращайся назад и трать папины деньги’, — это из того, что я слышала. Это странно – выступать перед такой публикой. Предполагаю, что я сделаю это однажды, а потом снова превращусь в отшельника в какой-то момент».

Как и все, она видела фильм Мартина Башира – интервью с Майклом Джексоном. «Я увидела это и съёжилась», — говорит она. «У меня была такая же реакция, как и у всех – это было, как будто смотришь на крушение поезда. Казалось, что всё было чрезмерно жестоким – тот парень (Башир) имел свою собственную повестку дня и ходил за ним. У меня нет привычки чувствовать себя плохо из-за этого парня (из-за Джексона), потому что он из тех, кто любит иногда нажимать на кнопки для того, чтобы к нему испытывали симпатию, и я не хочу больше попадать на это, но в тот раз я попала. У меня было такое чувство: ‘О, нет, тебя просто поимели.’ Честно, это выглядело для меня так, как будто кто-то пришёл в дом для душевнобольных и просто противодействует кому-то и снимает всё это на плёнку.«

Последний раз я навестил Лису Марию Пресли в её доме, и я заметил, что рядом с камином в гостиной появился чистый, черный холст. «О,» – говорит она, когда я спросил её об этом, — «Свет не попадает». Она встаёт и передвигает электрический шнур в сторону от камина – так, чтобы свет попадал на картину, которая открылась, как тёмный, глубоко красный портрет Лисы Марии Пресли, написанный её другом. «Он написан кровью», — говорит она, — «У всех свои причуды. Это – его».

Я также заметил, что сегодня на ней надеты шлёпанцы Даффи Дак. Я спросил её, как она думает — будут ли её записи успешными? «По этому пункту», – говорит она, — «у меня всё в порядке независимо от того, что будет с альбомом. Я не зациклена на хитах. Я имею в виду, я хотела бы, конечно, но настолько, насколько люди знают, что это правда, это не BS, это я, моя душа, моё сердце, моя голова. Ты обнажаешь свою задницу для всех и идёшь ‘Как вам это?’ Это страшно, но это я».


Удивительно, как Лиса Мария возмущается тем, что другие люди «лишают достоинства» её отца и в то же самое время сама позволяет себе поливать грязью другого Короля…

Don’t know what I’ve done, / Я не знаю, что я тебе сделал —

Everything you got / У тебя было всё

Ну и из последнего:


Лиса Мария Пресли «Что я знаю о мужчинах»

17-03-2014

Источник

С Майклом Джексоном, к сожалению, у меня слишком много всего случилось, слишком много всего было между нами. Между нами была очень глубокая и сильная любовь, очень интенсивная. Но люди перешли нам дорогу – с его стороны и с моей стороны. Было слишком много людей, которые говорили нам что надо делать, и разделяли и говорили от имени других. Если бы были только он и я, в конце концов, я не думаю, что мы бы развелись…


Лиса Мария Пресли уверена, что это окружающие люди виноваты в том, что брак не сложился… А Вы как считаете?

===============================================

Примечание автора: Карен Фей (гримёрша Майкла Джексона на протяжении 30-ти лет) в ответе на вопрос поклонника о Лисе Марии Пресли во время её очередной пиар-кампании в 2007 году:


1 апреля 2007

«Реальная Лиса Мария» – Карен Фей

Привет, Энжи… у каждого своё собственное мнение, которое может быть неправильным. Мы должны учиться доверять нашему сердцу, а не нашему разуму. Лиса Мария – очень злая маленькая девочка. Она была ужасна с Майклом. Она ревновала его даже к своим собственным детям за то, что они обожали Майкла. Это она пыталась манипулировать Майклом и его миром. Я никогда не видела Майкла таким несчастным, каким я его видела, когда он был женат на Лисе…

Никто не должен сейчас верить таблоидам. У Лисы сейчас выходит новый альбом, она хочет получить столько общественного внимания, сколько может. А какой способ лучше, чем тот, чтобы опять заскочить на популярность Майкла? Также делают остальные…

Лиса – маленькая злая принцесса. Майкл – ангел, по сравнению с ней. Она так сильно ревновала ко всем, кто подходил к Майклу близко, она ненавидела меня… она так ревновала, что не хотела, чтобы я к нему даже прикасалась.

У Лисы Марии сейчас альбом, который она хочет, чтобы он продавался… а какой способ может быть лучше, чем использовать Майкла?

Она была таким милым человеком ПЕРЕД тем, как они поженились. Она преследовала его с одержимостью даже когда ещё была замужем. Она не пила и не курила. Как только они поженились, она стала пить, курить, стала хотеть уволить всех вокруг Майкла и настаивала на том, чтобы он стал сайентологом… Он из кожи лез вон, чтобы угодить ей… и никогда не мог, она просто была слишком скверной.

Лиса преподносит ситуацию, как она видела её, а это очень зависит от личности. Я наблюдала за отношениями с более объективной позиции. Лиса была скверной, ревнивой, и обращалась несправедливо с Майклом в каждой ситуации, которую я наблюдала, когда была рядом. Он был так несчастен, когда был женат на ней и он так сильно старался, чтобы этот брак заработал…»

Вы также должны понять, что у неё сейчас продаётся альбом, и снова – люди более заинтересованы в Майкле, чем в ней… что тут можно сказать? Вы бы вывернули всё для того, чтобы поддержать себя и продажи своих записей… это очень предсказуемо. Также помните, что СМИ выворачивают слова людей, у которых они берут интервью (разве мы этого не видели?). Вы думаете, они не делают того же с Лисой?


P.P.S. Об альбоме Лисы Марии Пресли Now What (2005 года).

Лиса Мария Пресли: полное интервью журналу Rolling Stone (с дополнениями): 8 комментариев

  1. Лиса женщина не обычная поклонница, она из высшего общества и его ровня, её нельзя просто не замечать, она — не поклонница Дебби которая все стерпит, женщины не должны прикасаться к её мужчине-мужу, а вокруг Майкла их полно и они все к нему лезут, и гримерши целуют и обнимают, понятно же с ним все. Он ей и сказал что Дебби родит если ты не родишь — так легко тебя можно заменить. И на кого блин? Майкл говорил что Лиса ему повторяла:я не часть мебели постоянно, я живая. Он признался что он думал о детях постоянно, только дети и их прихоти, у меня не было возможности ей уделять внимание. И то что Майкл был манипулятор для меня недавно стало открытие, я изучила многие материалы, очень многие люди говорили что он мастер игры, но не в плохом смысле но он знал своё дело, всегда шёл хладнокровно к цели, создавал имидж, рекламу, думал только о бизнесе, о правильных решениях, выгодах, как себя подать. Это говорит что он был блестящим бизнесменом но при этом конечно бизнес в котором товар он сам и работает так что его жизнь — товар который он продаёт. И ещё он увольнял людей, кто был не угодный, не сам а через других, и это сильно обижало людей. Думаю поэтому многие воровали. Обычно люди стараются урвать своё если знают что в любой момент их попросят, а он уволил тех кто работал много лет с ним, эти люди были нормальные но все же и они его предавали. За дело он увольнял, или не были профессиональными, а Майкл любил гениев своего дела и искал их. Его поступки были верные с точки зрения бизнеса но бизнес это дело жесткое, и он был жестким в работе, лиса говорила что он легко убирал кого не надо и у неё было впечатление что и с ней так поступят когда она надоест. Майкл говорил что его кроме детей ничто особо не волнует, и бизнеса. Из многих интервью ясно что он не доверял женщинам и не интересовался ими, говорил что из-за жен у его братьев было много проблем, женщинам только деньги нужны, женщина не игрива как мужчина, у Клинтона из за женщины были проблемы. Самому ему все же нравились женщины вроде Тейлор и принцессы Дианы, я считаю что их статус он рассматривал как плюс к своей карьере. Лиса считала что её временно используют из-за скандалов вокруг Майкла и из-за её статуса дочери Пресли и тому были основания. Она могла сомневаться, я кругом вижу как фанатки слепо одну сторону защищают. Мой вывод что Майкл думал прежде всего о бизнесе, своей страсти детях и только потом о Лисе. И конечно он был в неё влюблён но она не была у него на первом месте, он говорил в интервью что женщины хотят быть в центре твоей жизни а у него другие приоритеты. Я поклонница с детских лет и по сей день, мне уже 33, и сейчас только обрывки его слов о женщинах нахожу и составила беспристрастном мнение. Брук Шилдс, Диана, Тейлор, Монро — его привлекали как образы которые ему подошли бы, составили бы блестящую пару, но как настоящие женщины не интересовали по-настоящему. И, кстати, думаю он надеялся что встретит ту единственную, потому что он говорил как-то, что важнее всего духовное родство, и ждал, надеялся что Бог её все-таки пошлёт ему и они пересекутся. И не важно кто она будет, простая девушка или нет. Но не встретил и это сложно в его жизни сделать, если только не чудо. Он не заводил отношения, конечно, потому что был порядочным и хотел найти своё настоящее. С Лисой старался построить отношения, но если для этого придётся отодвинуть детей то это он не мог сделать, он сам сказал что он им уделял все время и ей было из за этого сложно, и она как нормальная женщина а не безумная фанатка была права. Он сказал я хочу такую которая будет ездить со мной по больницам к обездоленным как Мать Тереза или принцесса Диана — Лиса ездила конечно, но для Майкла эти больницы были важнее неё. Если бы она была важнее, тогда их союз был бы настоящим и поездки по больницам она бы любила, а если важнее всего чужие посторонние… Он сказал и мои дети родные мне не дороже чужих детей, мне чужие как родные, они не могут ревновать. Жили у него все, пользовались дома личными вещами. Гевин называл отцом Майкла, Майкл сказал что его дети это его брат и сестра, когда Криса Такера Гевин стал называть братом и просить денег тот сразу все понял и предупредил Майкла но тот видимо не послушал и это довело до суда. Если Лиса не права в том что все считали его своей семьёй, называли папой, гримерши заявляли свои права на прикасания к нему, то представьте что вашего папу будут называть чужие папой, женщины с работы прикасаться, и деньги его и все его время тратиться на больных раком в больницах. Это все правильно но если понять что самые близкие на первом месте и их место никто не займёт никогда, особенно те кого мало знаешь, даже если ты любишь других сильно они тебя так как твои родные дети никогда не полюбят. Лиса не рассказывает все. Если много людей вокруг, а в доме Майкла полно всяких разных семей, то все влияли постоянно на него. И семья Арвизо ревновали его к семье Кассио, все приезжали к нему и жили к него когда хотели и сколько хотели. Если б к вам приезжали постоянно жить папины знакомые когда хотят и делали что хотят вам бы не понравилось. Майкл привык к такой жизни, а Лиса хотела нормальной семьи. Если ты как Тейлор приезжаешь развлечься туда то дружишь годами а если как Лиса с намерением создать семью то уже будь добр быть мужем этой женщине вначале. Тут хотят ему все простить ради него. Можно простить, но это не поможет создать семью и отношения. В отношениях есть двое и все вертится вокруг них а не вокруг интересов других посторонних людей. У Майкла сложная ситуация но выбор делается в то что важнее. Ему важнее дети, он как одержимый это повторяет и это привело к скандалам. Он говорит что не за чем ему больше кроме них жить. Ради женщин он точно не жил и думаю это недоверие к ним заложили ему в детстве, мать, и отец. Они не представляли себе что дети женятся и уйдут, старались удержать в семье, не принимали всех жен сыновей, жёстко с ними обращались — просто заложили в сознание что это чужое и все развалилось, особенно жизнь Майкла трагична. Синди Кроуфорд с ним пыталась познакомиться, он не очень лестно об этом сказал. Много лет не допускал к себе женщин из за религиозного воспитания. В итоге если нет той единственной к которой потянулся бы то особо не надо — есть дети которых я люблю и забочусь. Но даже дети его предали и из за них он так пострадал в судах. Он страдал от детей больше чем от Лисы, они его загнали в гроб. Все его пытались отговорить от детей он никого не слушал в итоге жизнь показала что слушать надо иногда что говорят, может стоило отдать часть себя тому миру в котором живёшь, а не все отдать детям. Неужели все годы что он играл он не восполнил детство?

  2. Она не хотела сразу рожать, понятно особенно если не понимала своё место в его жизни. Он сказал что родит другая. Она боялась что родит детей и потом будет не нужна, если ему вообще в жизни важны только дети а она как Дебби только инкубатор для рождения их. И он не мог себя заставить любить её больше детей, своих и чужих, она могла либо согласиться быть на вторых ролях или уйти, хотя понимала что даже на вторых ролях не останется, а они могут развестись после того как дети родятся, в ней вряд ли могли быть заинтересованы и её желаниях

  3. Очень жаль что у двоих любящих людей не сложилось, но Лиса не ассистентка чтобы сидеть ждать в сторонке, рожать и пиарить его бизнес. А его бизнес — это часть его самого, его личности. Благотворительность — его миссия, а дети — вдохновение, чтобы жить и заниматься творчеством. Если бы она тоже занимала важную часть жизни, пусть равную детям или работе, но если бы было место и для женщины в его жизни, то все могло получиться. Но он не просто артист он рождён идти по этому пути, создавать музыку и это делал. А в жизни большинства рождённых с особой миссией все остальное не ладится, это их судьба исполнять то что им дано в первую очередь — для этого они рождены а не для себя.

  4. Надежда, во-первых, спасибо за такое развёрнутое мнение. Сейчас попробую «коротенько» Вам ответить.

    Когда я поначалу узнавала эту ситуацию, я была на стороне Лисы — также как и Вы. Пока я не узнала ТЕ ПОДРОБНОСТИ, которые привела в данной работе.

    Начнём с подросткового желания «быть центром». Дело в том, что так быть не должно в принципе. Женщина — в нормальной и здоровой семье не должна быть центром. Центром должен быть мужчина. Женщина же изначально дана помощницей (см. Библию). То, что сейчас извращено сознание социума и понятия о семье — не проблема Джексона, согласитесь…Он Библию очень хорошо с детства изучил и понимал, КТО в семье должен быть центром.

    Далее… о детях. Для Майкла Джексона всё-таки в ЦЕНТРЕ ВСЕГО стояли не дети, как Вы утверждаете — а РАБОТА, как, впрочем, и у ЛЮБОГО ГЕНИЯ. И этот фактор Лиса должна была по идее учитывать — ЗА КОГО ОНА ВЫШЛА ЗАМУЖ. Не за простого Васю, а за ГЕНИЯ, который всего себя отдаёт прежде всего работе (МУЗЫКЕ), а затем своим убеждениям — МИССИИ, о которой он постоянно говорил. И — опять и снова — ЕМУ НУЖНА БЫЛА ПОМОЩНИЦА, а не кАравлева на пьедестале. Примерно такая, какой была Гала у Дали — которая его ВДОХНОВЛЯЛА бы и ПОМОГАЛА, а НЕ ТРЕБОВАЛА к себе постоянного внимания, как невыросший подросток. Кстати, о Дали: он, например, был гораздо более странным и эксцентричным, чем Майкл Джексон, однако общество НИКОГДА не вменяло это ему в вину. Странное лицемерие.

    Что касается «позднего» Джексона, который говорил о том, что его более не интересует карьера и он живёт только ради помощи детям… ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГОЙ ДЖЕКСОН И ДРУГАЯ ИСТОРИЯ. Нужно только помнить о том, что всё это Майкл говорил уже ПОСЛЕ того, как его семья и мечты о семейной жизни рухнули.

    Далее… Насколько я понимаю отношения пришли к своему логическому концу после поездок Лисы на Гавайи с бывшим. И тут уж, извините, я никак не могу обвинить Майкла. Он просто НЕ СМОГ ПРОСТИТЬ ЖЕНЕ ИЗМЕНЫ. Причем не просто измены. Отправляясь туда, ОНА ЗНАЛА, ЧТО МАЙКЛУ НЕЛЬЗЯ ЗАГОРАТЬ ИЛИ НАХОДИТЬСЯ ПОД СОЛНЦЕМ, а значит на Гавайи он не поедет, поскольку пожалеет времени, которого итак мало. Он же говорил с сожалением у Дайан Сойер: «Она может загорать, а я нет» — т.е. ТОГДА у Лисы уже была запланирована эта поездка БЕЗ МУЖА… Не знаю, было ли у неё что-то с бывшим на этих Гавайях тогда и чего она пыталась доказать Майклу, однако она фактически В ГЛАЗАХ ВСЕЙ МИРОВОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ наставила ему рога… Причем, повторюсь, не факт, что у неё что-то реально было с бывшим там (хотя скорее всего было), факт в том, что об этом ОБА РАЗА рассказали во всех СМИ. Если она пыталась таким образом что-то доказать мужу, то она просто круглая идиотка (что не странно, умом она не блистала никогда… Майкл очень снисходительно относился к её дурости — это видно даже в интервью с Дайан Сойер… прикалывался больше… Однако идиотизм супруги имеет и другую сторону, в чем он вскоре после этого интервью лично убедился).

    Что касается отговорок Лисы по поводу рождения детей. Знаете, поскольку я сама женщина, то могу Вас уверить, что НОРМАЛЬНАЯ женщина, если она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛЮБИТ МУЖЧИНУ И ЯВЛЯЕТСЯ ЕГО ЗАКОННОЙ ЖЕНОЙ (и кроме того НЕ ИМЕЕТ НИКАКИХ МАТЕРИАЛЬНЫХ ЗАТРУДНЕНИЙ) сама захочет родить от него детей. Это естественное желание. Если Лиса не хотела родить… Делайте выводы. Майкл был очень умным человеком, чтобы этого не понимать. И отговорки Лисы в данном случае неинтересны.

    Кроме того, конечно, роль сыграли и амбиции Джексона. Он привык быть первым — это надо учитывать… Тут же Лиса отказалась ему родить при том, что тому первому мужу-саентологу (с которым так и не рассталась) родила СРАЗУ аж двоих. ЧТО должен был чувствовать при этом Майкл, как Вы считаете? Или Вы считаете, что подобная «жизнь втроем» (хоть первый муж и живёт в пристройке) — это нормально??? И это никак не нервировало Джексона? Он, конечно, дал ей время опомниться, однако Гавайи всё расставили по своим местам.

    Что касается отношения Майкла к ней… То, что он любил — видно невооружённым глазом. Более того, видно и то, что ему было очень трудно развязаться с этой любовью (в скольких песнях Лиса «наследила» — это просто мама дорогая!). К тому же скорее всего (и Лиса очень любит на это намекать всячески) она была у него первой… да… заработался… не было ни времени ни возможности строить отношения… хранил себя для той единственной, да… кроме того большую роль сыграли Свидетели Иеговы, из которых он вышел только в 27 лет, с их 144 000 девственниками в Апокалипсисе… + его природная стеснительность, а также болезнь Витилиго, которая не добавляет уверенности в себе, особенно при раздевании — это тоже надо учитывать… Потому есть вероятность, что Лиса тут говорит правду о том, что у Майкла до неё были девушки, но «не было ничего серьёзного» (отсюда, собственно, её запредельная наглость и самоуверенность в том, что «он от неё никуда не денется»)… Период тогда был непростой — Майкла разрывали на части. В сутках же только 24 часа — он просто физически не мог уделять Лисе столько внимания, сколько она требовала — ибо хоть и гений, но всё же человек… и он очень уставал. ЛЮБЯЩАЯ женщина несмотря ни на что вела бы себя иначе и уж точно не стала бы манипулировать чувствами человека, зная, что ему непросто от неё оторваться, позоря его на весь белый свет. Что было нужно Лисе — это вопрос большой. Возможно я когда-нибудь разовью эту тему — о том, что ей было нужно — но уже не сегодня.

    Скажу одно — зная все обстоятельства я ничуть не склонна теперь защищать Лису. Кроме того, они очень разные. Она ему не подходила также и по уровню нравственного развития, ибо женщина в 26 лет с двумя детьми, которая начала свою половую жизнь в 14 лет и при этом пила, курила и с тех же 14 лет употребляла наркотики — Майкл всё-таки ПОЧИЩЕ был в свои 36 по сравнению с ней… И про какое такое «высшее общество», к которому якобы принадлежала Лиса, Вы говорите? Я не совсем поняла… ВЕЛА ОНА СЕБЯ КАК БЫДЛО. Наличие денег не даёт автоматически воспитания, которого у Лисы НЕ БЫЛО. Майкл был в разы лучше воспитан, несмотря на то, что родился в Гэри в нищей многодетной семье. У меня только большой вопрос (К НЕМУ, наверное) — КУДА ОН СМОТРЕЛ??? Хотя, видимо, этот её большой секс-опыт ей и помог, ибо не растерялась девушко, когда они вместе в отпуске были после её развода. Где уж там было Джексону думать и ЧЕМ?.. Когда Трамп (который теперь президент США) рассказывал, что они к нему в отель приехали и за все три дня из номера так и не вышли…

    Майкл тогда был в очень трудной ситуации — ему нужна была поддержка — и Лиса очень хорошо поняла все выгоды от этого положения для самой себя (в том числе и как для страстно-влюблённой женщины). Майкл же просто ошибся. Его взяли, как говорится, «тёпленького» именно тогда, когда он был наиболее уязвим. Однако, сколько бы Лиса не притворялась, натура всё равно вылезает в совместной жизни. Конечно, с другой стороны сработал и его прагматизм — ибо от Лисы ему было нЕчего бояться в плане вымогательств, на которое он попал с Чендлер. Это действительно было идеальное социальное равенство.

    А Майкла мне очень жаль. Она нанесла ему такую рану можно сказать от лица всех женщин. Мог ли он после всего этого психологически полностью восстановиться и ДОВЕРЯТЬ женщинам (а значит и полюбить)? — это большой вопрос… Возможно все эти деФочки в 2000х — в том числе и те, про которых рассказывают его телохранители («Friend» и «Flower»), когда он одновременно встречался с двумя (в разное время) — на случай, видимо, подобного предательства, чтобы было не так больно, если одна уйдёт, останется другая — в какой-то степени тот же прагматизм, присущий Джексону. Вот это, думается мне, есть следствие предательства Лисы. Этого его опыта…

  5. Вообще ошибка подобных рассуждений всегда одинакова — мы пытаемся натянуть ситуацию на себя.

    ОДНАКО ситуация с ГЕНИЯМИ иная во всех аспектах жизни. В том числе и в личном. Майкл сам признавал то, что его женой быть тяжело.

    Почитайте рассказы о различных парах с гениями: Дали и Гала; Высоцкий и Влади; Достоевский и Анна Григорьевна (его вторая жена)… Все эти пары характерны тем, что женщины фактически приносили себя в жертву своему мужчине-гению. Ни одна из них не требовала к себе повышенного внимания, как требовала к себе эгоистичная и самолюбивая Лиса Пресли. Ибо это просто НЕРЕАЛЬНО для гения — его ум ПОСТОЯННО занят другими вещами, за исключением, возможно, интима (и то не факт)… Так что Майклу просто не повезло ДВАЖДЫ — ни одна ни другая не оказались способны понести… что, собственно, доказывает факт того, что это были просто не его женщины…

    Конечно, дело в Майкле. Но это не оправдывает Пресли. Она знала, за кого выходила замуж. Лиса просто относится к такому типу людей, которые привыкли только БРАТЬ (потому и требования постоянные к окружающим) и совершенно не хотят ничего ОТДАВАТЬ. Если Лиса хотела «нормальной семьи», то ей было не к Джексону. Ибо человек, у которого ИЗНАЧАЛЬНО — С РОЖДЕНИЯ — ненормальная жизнь вряд ли сможет создать «нормальную семью» (в обывательском понимании). Дэбби же просто пофигистка. Конечно, Джексону нужна была совершенно другая женщина.

  6. Что касается того, кто Джексона загнал в гроб, то это были АБСОЛЮТНО ТОЧНО не дети (и он, как очень умный человек, это ПРЕКРАСНО понимал). Дети (и то, только ДВОЕ), возможно, послужили ИНСТРУМЕНТОМ, но в гроб его загоняли взрослые — причем вполне конкретной категории, национальности и вероисповедания — а НИКАК не дети.

    Джексон привык жить «дергая тигра за усы» и, возможно, именно об этом пела в своей песне «Идиот» Пресли. Она, разумеется, знала БОЛЬШЕ обычных людей и многого не озвучила. Однако многое читается между строк. И если её требованием к Майклу было СВЕРНУТЬ с того пути, который он выбрал, то совершенно логично выглядит то, что он её вежливо послал с этими её требованиями.

    Ещё раз повторюсь: подобных людей нельзя и совершенно ошибочно оценивать с обывательской точки зрения, ибо у них ИЗНАЧАЛЬНО другая жизненная ситуация и другие цели в жизни — более глобальные. Джексон по сути и ДЛЯ СЕБЯ никогда не жил по большому счету.

    PS: Если твой муж артист, то ты должна смириться с тем, что к нему прикасаются гримёры, ибо у гримёров такая РАБОТА. Короче Пресли, поскольку туповата (ибо наркотики с 14-ти лет просто так для мозгов не обходятся) очень многого не понимала и не хотела понимать. Просто не за Майкла ей надо было выходить замуж. Она обвиняет его, что для него «это было чем-то временным», однако в данном случае она просто ЗЕРКАЛИТ. Это доказывается в том числе и наличием первого мужа фактически в её семье. ЭТО ДЛЯ НЕЁ отношения с Майклом были чем-то временным — так, для удовлетворения её страстей… ВСЕ её обвинения в сторону Джексона (в том числе и насчет манипулирования) фактически несут в себе это отзеркаливание её СОБСТВЕННЫХ мироощущения, мыслей, чувств и намерений — «Каждый думает (и оценивает ситуацию) в меру своей испорченности». Лиса САМА манипуляторша. Она пыталась манипулировать Майклом как прямо (настаивая на многом — на саентологии, например; и позднее, пытаясь его вернуть — общаясь с его мамой и обещая в письмах родить девятерых), так и косвенно (уехав на Гавайи С БЫВШИМ).

    Кроме того, когда у женщины распадается уже ЧЕТВЁРТЫЙ БРАК — это всё же показатель того, что дело, скорее всего, не в её мужьях, а в ней самой.

    =====================================

    PPS. вообще для меня не новость подобное поверхностное мнение о мотивах поступков Джексона, потому что многие опираются на различные рассказки о нём от его окружения, не понимая одной элементарной, казалось бы, вещи: то, что рассказчики эти по меньшей мере имеют собственную призму, а потому могут переврать и подать своё личное мнение о том, «почему он поступал именно так, а не иначе», во-вторых очень многие рассказчики заинтересованные лица — у всех свои цели, у кого-то деньги, у кого-то (типа Лисы) — выпячивание себя любимого, типа это он виноват, а я вся в белом. Джексон, конечно, сам частично виноват в этой сложившейся ситуёвине вокруг его имени, ПОТОМУ ЧТО БЫЛ ОЧЕНЬ ЗАКРЫТЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. Но на все вопросы ВСЕГДА отвечает его работа — все ответы там. Потому что насколько он был закрытым в жизни, настолько ПОЛНОСТЬЮ открывался в творчестве. Фактически его творчество — это открытая книга его души. Ну и его немногочисленные интервью, разумеется. Я последнее время опираюсь только на ЭТИ источники информации, когда ищу подтверждение чьим-то очередным вспоминалкам…

    Печально, что многие поклонники, такие как вы, например, этого никак не осознают: того, что НЕЛЬЗЯ относительно Джексона верить всем подряд.

    Ибо слишком много выгодоприобретателей.

  7. Супер Спасибо за статью Майкл хороший муж, Лиса ему не подходила просто

  8. Майкл обладал огромным сердцем!! А Лиса избалованая стерва. Очень жаль, что вообще она была в его жизни, и жаль, что он не встретил подходящую ему женщину. Скорби и чувству утраты нет границ! R.I.P. Майкл!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.